Новости    Библиотека    Байки    Ссылки    О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

ЭВМ ведет хозяйство






 Как назвать наш XX? Хозяйство стало сложнее. Человек или компьютер?
 ЭВМ для научных расчетов. Машина учится управлять. Первые АСУ.
 Что же умеет "Львов"? Компьютер должен знать все. 
 Кому создавать и внедрять системы? Время новых задач.
 Некоторые трудности. ЭВМ управляет отраслью. Должны ли стоять станки?
 Машина считает премию.
 

- Виктор Михайлович, вы, наверное, заметили, что наш XX век называют по-разному: и веком космическим, и веком атомным, и веком кибернетическим, а также веком синтетики, квантовой электроники... Можно привести еще немало и других, довольно интересных названий. Какое из них кажется Вам наиболее удачным? Наверное, век кибернетики?

- Нет, вы не угадали. Понимаете ли, все дело в том, что каждое из этих названий по-своему правильное, так как в любом из них отражены те или иные важнейшие достижения науки и техники. Однако если бы мне предложили выбрать название для нашего века, то я, пожалуй, назвал бы его веком больших систем. Почему?

Оглянитесь вокруг, и вы увидите, что нас повсюду окружают большие системы. Скажем, такие классические из них, как современное предприятие, вся экономика в целом, да и мы сами: наш организм, мышление, язык, на котором мы говорим, тоже большие системы. Примеров можно привести огромное множество, но даже из перечисленных видно - природа больших систем может быть совершенно различной: технической, биологической, социальной.

- Но если исходить из этого, то разве не был веком больших систем и прошедший, XIX? Ведь и тогда существовало все вами названное.

- Есть целый ряд характерных черт, отличающих большие системы от остальных и объединяющих их, несмотря на кажущуюся разноплановость. Прежде всего такая система должна состоять из большого числа элементов. Тут вы, конечно, можете мне возразить, что и в производстве прошлого века различных элементов было хоть отбавляй. Но ведь дело в том, что не всякое объединение элементов можно назвать большой системой в современном понимании этого слова. Например, даже тысячи станков, не связанных в технологические цепочки, не составляют большую систему. И именно по этой причине экономическая система прошлого века, которая состояла из миллионов невзаимосвязанных единоличных крестьянских хозяйств, ведущих натуральное хозяйство, не может быть названа большой системой. Эти единоличные хозяйства могли влиять друг на друга лишь в отдельных случаях, ну, скажем, при локальных неурожаях.

Теперь рассмотрим классический пример большой системы - сложное современное предприятие. Здесь все отдельные единицы оборудования связаны в технологические цепочки, которые сходятся в сборочном цехе. Сложность взаимосвязей между отдельными элементами производства заключается не только в количестве связей, но и в том, что они качественно различны и индивидуально значимы. Расстройство лишь одной подобной связи или относительно небольшой их группы может вызвать неполадки во всей системе. Кроме того, эта сложность не только отличает всякую действительно большую систему от обычной, но и определяет собой трудности описания ее и тем более управления ею, поскольку задача ее управления состоит прежде всего В управлении связями ее элементов. По-старому осуществлять это невозможно.

- Большие, или сложные, системы появились не в один день, к ним шли постепенно, и эта постепенность позволила огромной армии экономистов, бухгалтеров и других работников управленческого аппарата овладеть искусством управления ими и справляться с новыми задачами. Так почему же мы должны думать, что эта армия и дальше не сможет успешно выполнять свои обязанности?

- Опасения эти связаны в первую очередь с тем, что такая большая система, как народное хозяйство, в условиях научно-технической революции не стоит на месте, а постоянно и непрерывно изменяется и усложняется. Происходит это по целому ряду причин. Во-первых, резко увеличился ассортимент изделий, выпускаемых промышленностью: за последние 20-25 лет он возрос не менее чем в десять раз и насчитывает теперь многие миллионы наименований. И такое, характерное для нашего времени, непрерывное обновление промышленной продукции резко усложняет деятельность управленческого аппарата. Специалисты подсчитали, что подготовка производства на машиностроительном заводе нового изделия, состоящего из 1500-2500 деталей, требует осуществления более 300 тысяч вычислительных операций. Контроль же состояния запасов предполагает систематическую проверку наличия на складе материалов и предметов 40-50 тысяч наименований и больше. Так что любое усложнение производства, вызываемое расширением или изменением ассортимента изделий, влечет за собой в первую очередь увеличение объема информациомно-вычислительных работ в управлении, причем^ в геометрической прогрессии.

Но изменение и расширение ассортимента - это лишь одна сторона дела. Из года в год растет количество выпускаемой продукции, добыча сырья. В восьмой пятилетке только за день у нас в стране производилось валовой продукции почти на два миллиона рублей. За одну минуту мы добывали более 1000 тонн угля, более 600 тонн нефти, выплавляли свыше 200 тонн стали, строили 200 квадратных метров жилой площади, газа за одну минуту страна получала больше, чем царская Россия за 10 дней. И эти показатели непрерывно растут; в минувшем пятилетии объем производства увеличился еще больше.

Усложняется также технология производства, конструкция выпускаемых изделий. Усложняются и технологические взаимосвязи в производстве. Попробуйте охватить мысленным взором все перечисленное выше. Трудно представить себе весь процесс изготовления современной продукции даже на одном предприятии, не говоря уж о целой отрасли. В этом вторая причина усложнения управления народным хозяйством.

Однако есть и третья: я имею в виду ускорение темпов обновления выпускаемой продукции и используемого оборудования.

Для повышения производительности труда нужно разрабатывать сложную технологию, устанавливать автоматические линии, организовывать поточное производство, переналаживать производство. А это довольно трудоемкий процесс, требующий значительных усилий и времени. Еще совсем недавно задачи технической подготовки производства не занимали слишком видного места среди других задач управления, и следовательно, не требовали столь точного предвидения и планирования на долгие сроки, как это стало сегодня. Значит, и управление на современном этапе должно быть более гибким, и задачи, встающие перед ним, должны решаться оперативнее, чем раньше. А задач таких становится все больше, и ни одну из них нельзя выпускать из поля зрения, так как все они тесно переплетены и взаимосвязаны.

Короче, задачи управления усложнились за последнее время настолько, что можно говорить о взрывном характере их изменений. Мне даже кажется, что момент, который мы сейчас переживаем, трудно сравнить с чем либо пережитым за всю предыдущую историю человечества, разве что только с периодом, когда совершался переход от натурального хозяйства к товарно-денежным отношениям.

Сходство это, на мой взгляд, в следующем/При натуральном хозяйстве один человек способен был держать в голове все проблемы своего хозяйства и сам управлял своими примитивными хозяйственными связями. При переходе к более сложной экономике один он справиться с этим уже не мог и стал дробить задачу управления на части и поручать их выполнение большему количеству людей. Так появилась иерархическая система управления, появились товарно-денежные отношения. Это было необходимо для повышения эффективности управления.

Сегодня, как мы уже говорили, тоже требуются новые методы управления хозяйством. Но дальнейшее дробление задач на множество подзадач уже не дает эффекта, поскольку количество информации, которое необходимо переработать, превышает "пропускную способность" мозга занятых этой переработкой людей. Министру или директору уже трудно охватить мысленным взором всю выпускаемую продукцию, и еще труднее, а порой и просто невозможно, представить себе весь цикл ее выпуска. Хозяйство становится настолько сложным, в нем столько взаимосвязей, что в уме даже нескольких людей общая картина их не создается. Все это привело к противоречию между физическими возможностями человека и задачами, вытекающими из современного производства.


А ведь по мере дальнейшего роста производства объем поступающей от него информации все увеличивается. Примерные подсчеты показывают, что при сохранении сегодняшнего уровня технической оснащенности сферы планирования, управления и учета уже через каких-нибудь 8-10 лет придется занять в этой сфере все взрослое население нашей страны. Как видите, научно-техническая революция вроде бы бросает вызов науке управления, и от того, как мы сумеем ответить на этот вызов, зависит очень многое.

Но проблемы, о которых мы говорили, - это все-таки старые проблемы, лишь значительно усложнившиеся сегодня. А есть ведь и новые, вызванные к жизни научно-техническим прогрессом. Возьмите хотя бы задачу управления самим научно-техническим прогрессом.

- Вы имеете в виду, что такие работы, как научные изыскания, исследования, различные технические разработки, изобретения тоже должны управляться?

- Безусловно. На протяжении многих лет в нашей стране успешно осуществлялось раздельное планирование опытно-конструкторских и научно-исследовательских работ, с одной стороны, и внедрение новых открытий в промышленность и сельское хозяйство - с другой. При этом внедрение научных результатов, полученных в очередной пятилетке, планировалось на следующее пятилетие. Но в условиях научно-технической революции сроки эти резко сокращаются. Век назад они исчислялись десятками лет. Для телефона, например, этот срок был около 50 лет, для радио - 35 лет, ядерное горючее внедрялось уже 5 лет, полупроводниковые триоды - 3 года, интегральные схемы внедрялись всего 2 года.

Из этого следует, что ход научных исследований и практическое использование их результатов необходимо соединить в одном плане. А сделать это можно, лишь широко применяя методы прогнозирования и программного управления процессом развития экономики. Иначе на внедрение полезных (но не запланированных) научно-технических достижений уйдут годы и годы. А ведь сокращение времени их освоения всего на один год в масштабах нашей страны может дать народнохозяйственный эффект около пяти-шести миллиардов рублей. Вот в этом-то и заключается четвертая причина усложнения задач управления народным хозяйством.

- Виктор Михайлович, нельзя ли, хотя бы качественно, оценить сложность задач управления? Это позволило бы нам представить себе весь тот огромный поток информации, который приходится перерабатывать в заводоуправлениях, министерствах, ведомствах и тот объем работы, которую надо произвести, чтобы эту информацию переработать.

- В конце 60-х годов наш институт провел такую оценку. Было выбрано шесть судостроительных, приборостроительных и машиностроительных предприятий, три крупные стройки, электростанция, мост через Днепр, химический комбинат в Донбассе и другие предприятия. Для каждого из них мы определили количество наиболее трудоемких управленческих задач, не зависящих от существующей организационной структуры. К числу их мы отнесли согласование календарных сроков поставок с планами производства у поставщика и потребителя, наилучшее распределение производственного задания между различными видами оборудования и еще несколько подобных мероприятий. Потом подсчитывались задачи управления, возникающие внутри каждого предприятия и устанавливались его связи с другими заводами-поставщиками. Когда мы таким образом оценили количество и сложность задач по выбранным объектам, было подсчитано, сколько в стране подобных организаций. Дальше шли простые арифметические операции - сложение, умножение, деление, - но оперировать приходилось прямо-таки огромными числами.

Прикидки такого рода были выполнены в восьмую пятилетку. Общий объем задач управления во всем народном хозяйстве страны составил 1016 арифметических операций в год.

- Число это, наверное, гигантское. Если говорить честно, то мне, человеку, довольно далекому от необходимости решать задачи управления, как-то трудно представить его.

- Для сравнения приведу несколько примеров, которые, как мне кажется, покажут объем вычислительной работы при решении задач управления. Один квалифицированный вычислитель, работая на настольном арифмометре, может произвести за год около 300 тысяч элементарных операций. Если мы даже завысим его производительность втрое, доведя ее до одного миллиона (106) операций в год, то для выполнения упомянутых 1016 операций ручным способом потребовалось бы 10 миллиардов человек. Это еще раз показывает, что уже сейчас решать все объективно необходимые задачи управления обычными средствами просто невозможно. Где же выход из этого необычно трудного положения?

Ученые давно установили, какие именно меры эффективны в данном случае. Надо прежде всего резко повысить производительность труда... в самой сфере управления и планирования. Как этого добиться?

Научно-технический прогресс, создав большие, сложные системы, сам пришел на помощь человеку: возродилась наука об управлении - кибернетика, были созданы электронно-вычислительные машины. Однако даже самый быстродействующий компьютер один не в силах справиться со всеми задачами управления народным хозяйством. Современная машина способна произвести объем работы в 1016 операций лишь за сто с лишним лет при 8-часовом рабочем дне. Только система из тысяч сопряженных машин может стать тем "мозгом", который будет в состоянии решать современные задачи управления.

И все же благодаря своему быстродействию ЭВМ уже с первых шагов стали вторгаться в управление народным хозяйством. Вторгались они медленно, но настойчиво. Машины первого поколения применялись в основном для научных расчетов и лишь частично для экономических. Компьютеры второго поколения пошли дальше и стали широко использоваться в управлении различными технологическими процессами: они управляли домнами, прокатными станами, самолетами, ими чаще стали пользоваться экономисты.

Но вот пришли компьютеры третьего поколения и сразу же расширили область своего применения, стали применяться для автоматизации процессов проектирования и технологических процессов, вторглись в административную область - многовековую вотчину человека, вошли в системы, следящие за технологией и управляющие экономикой предприятия. Кибернетика и вычислительная техника стали могучим ускорителем научно-технического прогресса.

И именно поэтому на XXV съезде КПСС, когда речь зашла о проблемах совершенствования методов и средств управления народным хозяйством и путях этого совершенствования, говорилось о широком применении экономико-математических методов и использования электронно-вычислительной техники. Сегодня внедрение компьютеров в систему управления хозяйством - дело совершенно неизбежное; этого настоятельно требует современный уровень развития производительных сил.

Возьмите такую машину, как "Минск-32", довольно широко применяемую в системах управления. Она способна выполнить до 30 тысяч арифметических операций в секунду. А поскольку в году около 30 миллионов секунд, то нетрудно рассчитать, что за год "Минск-32" произведет 300 миллиардов операций. Это значит, что, с учетом возможных потерь времени на повторный счет, на ремонт и вспомогательные операции, для выполнения тех 1016 операций, о которых говорилось выше, в год потребуется 25-30 тысяч таких машин. Конечно, при использовании более совершенных компьютеров способных, как я уже говорил, выполнять миллионы операций в секунду, это количество уменьшится, но все равно нашему народному хозяйству нужны тысячи и тысячи "электронных помощников". В США, например, на 1 января 1971 года работало около 70 тысяч компьютеров, причем две трети из них были заняты решением задач управления в экономике.

В нашей стране использование ЭВМ приобретает широкий размах и прежде всего для решения конкретных производственных задач. За годы девятой пятилетки выпуск электронной вычислительной техники увеличился в 4 раза, приборов и средств автоматизации в 1,8 раза при общем росте продукции машиностроения в 1,7 раза. Большое внимание было уделено также и задаче дальнейшего развития работ по созданию автоматизированных систем управления (АСУ).

Как видите, перспектива решения всех объективно необходимых задач управления с помощью компьютеров технически вполне реальна.

Известно, что за предыдущие годы в промышленности были созданы сотни автоматизированных систем управления всех назначений. Есть они на Львовском телевизионном заводе, московском "Фрезере", на "Красном Октябре", на часовых заводах, на Минском тракторном, Томском "Сибэлектромоторе" и других, Десятки АСУ созданы в строительстве, сельском хозяйстве, торговле, на транспорте, в здравоохранении, просвещении, городском хозяйстве. Не расскажете ли вы, как действуют эти автоматизированные системы?

- Действительно, автоматизированные системы управления созданы на многих предприятиях страны. Одна из них внедрена учеными нашего института совместно со специалистами предприятия на Львовском телевизионном заводе. Называется она "Львов".

По плану завод должен был к 1975 году довести выпуск телевизоров до миллиона в год. Эта задача могла быть решена лишь при высоком уровне механизации и автоматизации работ, а также при соответствующем уровне управления. И как раз этого-то и удалось добиться с помощью системы "Льзов".

Управление заводом в целом осуществляется с пульта главного диспетчера. С диспетчерского пульта сборочного цеха и диспетчерских пультов вспомогательных служб осуществляется управление отдельными цехами. Пульт главного диспетчера оснащен телевизором, который позволяет обозревать любой участок предприятия На нем также есть телефонные селектор, магнитофон для записи переговоров, световое табло и телетайп, на которых отображается информация, поступающая по каналам связи из компьютера. Примерно так же оборудованы и диспетчерские пульты сборочного и вспомогательных цехов.

Ядро системы составляет электронно-вычислительная машина "Минск-22". Она снабжена различными устройствами ввода и вывода информации, блоками, обеспечивающими одновременное решение различных задач планирования и управления, а также другими устройствами, пока серийно не выпускаемыми нашей промышленностью.

Систему эту мы считаем типовой, так как ее можно использовать и на других машиностроительных заводах массового производства, изготовляющих продукцию малой номенклатуры. Капитальные затраты при внедрении системы на других заводах могут быть значительно уменьшены по сравнению с затратами на Львовском телевизионном заводе, а срок окупаемости сокращен.

- Не расскажете ли вы о задачах, которые решает эта система?

- С помощью системы "Львов" решается более 30 производственных задач: от учета и планирования материально-технического снабжения до планирования реализации готовой продукции. Ну и самое главное ее достоинство - это, конечно, оперативное управление всем производством, которое осуществляется с помощью программы, содержащей в общей сложности около 200 тысяч команд.

Система позволяет автоматически находить текущую информацию о состоянии дел на предприятии. Она рассчитывает, какую партию каких деталей и когда необходимо запускать в производство, строит и корректирует календарные планы-графики работы, рассчитывает задания цехам, регулирует запасы материалов и комплектующих изделий в комплектно-заготовительном участке. Это дает возможность управлять основными цехами и службами завода и учитывать все их взаимосвязи.


Кроме того, система "Львов" позволяет определять общий ритм работы предприятий и сборочных линий, размеры партий обрабатываемых деталей, планы работы завода в этом ритме. Она следит за запасами на поточных линиях, обрабатывает сведения о нарушении планов-графиков и корректирует в случае необходимости первоначальные планы, определяет сменные задания по цехам и участкам, строит график поставок материалов и комплектующих изделий для обеспечения нормальной, ритмичной работы предприятия. Система автоматически планирует количество материалов, необходимых в цехах основного производства, следит за запасами на складах... Результаты решения этих задач используются службами материально-технического обеспечения при планировании и организации поставок, контроле запасов материалов.

Службами финансового контроля и бухгалтерского учета предприятия при анализе экономических показателей и составлении отчетности используются такие решаемые системой "Львов" задачи, как расчеты с поставщиками завода, учет материалов в цеховых кладовых, затраты на основное производство, а также учет работы основного оборудования в сборочном и механоштамповочном цехах.

Система ведет учет основного оборудования, что позволяет организовать действенный контроль его загрузки и учет трудовых затрат на наиболее ответственных участках производства.

Система "Львов" позволяет работать в режиме разделения времени, то есть она одновременно решает необходимые задачи и принимает данные, которые будут нужны ей при дальнейших расчетах.

Я привел далеко не полный перечень того, что делает наша система. Но уже из этого, я думаю, ясно, сколько данных, необходимых для решения различных производственных задач, хранится на магнитных лентах памяти электронного мозга. Здесь и нормативы, и трудовые ресурсы, и состав оборудования, и технические паспорта станков, и состояние материальных запасов, и многое, многое другое.

Мне хочется привести вам один пример, показывающий не только то, насколько компьютер сведущ во всем, что происходит на предприятии, но и демонстрирующий невозможность обмануть его.

Вскоре после внедрения нашей АСУ на Львовском телевизионном заводе произошел следующий случай. Машина передала в один из цехов очередное задание. Мастер, который еще не привык к компьютеру и поэтому не очень-то доверял ему, посмотрел на задание и со злорадством, что наконец-то робот дал маху, отстучал на телетайпе: "Задание невыполнимо. Нет таких-то деталей". Но он еще и от телетайпа отойти не успел, как тот опять заработал. Компьютер невозмутимо уверял, что эти детали есть. Мастер снова проверил - нет деталей, и все тут. Компьютер продолжал настаивать на своем. Спор явно затягивался. И тогда машина сообщила, что эти детали в таком-то количестве были произведены вчера в таком-то цехе, а затем, проделав такой-то путь, попали наконец именно в этот цех.

Стали проверять. И что же вы думаете? Оказалось, кладовщик, прекрасно зная, что именно эти детали дефицитные, просто хорошенько припрятал их, так сказать, "на черный день".

Когда все это обнаружилось, то и мало доверявший компьютеру мастер должен был признать, что обмануть машину действительно не так-то легко. Память машины поистине безгранична, и она прекрасно помнит все, что происходит и происходило не только на всем заводе в целом, но и в каждом отдельном цехе, на каждом производственном участке, конечно, только в том случае, если эти сведения в нее своевременно вводились.

Ценность системы "Львов" не только в ее чудесной памяти. Она позволяет регулировать производственный процесс, предупреждать возможные срывы и планировать все промежуточные операции не только по часам, но и по минутам. Электронный помощник очень аккуратен. Он никогда ничего не забывает и отлично знает, когда нужно заказать необходимые детали, скажем, в инструментальном, литейном и других цехах. Им осуществляется управление материально-техническим снабжением, оперативный контроль не только за наличными запасами на складах, но и за теми материалами, которые должны поступить на завод, может напомнить, что необходимо запустить такой-то штамп, так как через несколько дней, если этого не сделать, предприятие остановится из-за отсутствия такой-то детали. В нужный момент помощник сообщит также, что на складе кончается запас такого-то материала и его необходимо срочно заказать заводу-поставщику. Причем делает он все это сам, без напоминания.

В этой связи мне вспомнился случай, произошедший еще в 1967 году. Я докладывал в Госкомитете по науке и технике о результатах работы. В зале, где проходило заседание, был установлен телетайп, и я предложил присутствующим спросить через него у системы "Львов", что происходит на заводе. Помню, был задан вопрос: "Как дела в третьем сборочном цехе?" - "Сейчас 11 часов 27 минут львовского времени, - незамедлительно ответил компьютер. - Согласно плану на это время нужно было выпустить с конвейера 117 телевизоров. Фактический выпуск - 112. Чтобы войти в график, нужно увеличить количество операторов на 2-м рабочем месте с двух до трех".

И все это электронно-вычислительная машина проделала, никого не вызывая на совещание; мало того, никто на заводе даже и не знал, что такой вопрос был задан. Сведения же, переданные ею, были совершенно объективны, поскольку получены они с датчиков, установленных на конвейере, и на основе анализа многих факторов.

Но если эта справка лишь удивила присутствующих на заседании, то другая просто потрясла. Задали вопрос: кто из поставщиков будет тормозить работу завода через месяц? Машина могла ответить и на этот вопрос, так как в ее память вводились все телеграммы об отправке грузов в адрес завода и она прекрасно знала, откуда какие контейнеры идут, учитывала среднюю скорость движения грузов и данные о дефиците материальных средств.

Такая система практически устраняет ручное составление различного рода вторичных бухгалтерских и отчетных документов и автоматически сама их составляет и печатает. Директор завода нажатием кнопки за секунду получает данные, на подготовку которых раньше уходили дни, а нередко и недели.

Если же говорить о рентабельности, то годы работы АСУ "Львов" показали, что эффективность вложенных средств в ее создание втрое превышает эффективность вложения средств в само производство.

Однако надо сказать, что хотя система "знает", какие из предприятий задерживают те или иные детали, она не может на них воздействовать: ее "власть" распространяется пока только на Львовский телевизионный завод. И все же результаты, которых удалось достичь на этом предприятии, получили высокую оценку многих не только советских, но и зарубежных специалистов.

- Вы сказали, что "власть" вашей системы распространяется лишь на один завод. Не снижается ли от этого ее эффективность?

- Действительно, созданная на одном предприятии, АСУ не раскрывает всех своих возможностей, и прирост продукции на Львовском телевизионном, как показал опыт, составляет примерно 10-15 процентов. Аналогичная картина возможна и на других предприятиях.

Происходит это потому, что система, работающая лишь на одном заводе, может устранять те неполадки, которые возникли на данном предприятии. А многие неурядицы образуются как раз по вине поставщиков. Бывает, что Львовскому телевизионному, например, один поставщик задерживает "керамику", другой - "металл", третий - "полупроводники". Это приводит к нарушению запланированного нормального ритма производства.

Возникает это чаще всего из-за несогласованности в расписании работы связанных между собой предприятий. Скажем, общий материальный баланс будто бы и в порядке, то есть металлических или керамических изделий запланировано выпустить сколько нужно потребителю, а поступает он не вовремя. Заказчику эти материалы нужны в первом квартале, а на заводе-поставщике его выпуск планируют лишь во втором, а то и в третьем квартале.

А ведь одним из важнейших смыслов управления промышленностью, как мы уже выяснили, является организация связей между отдельными ячейками хозяйства, установление между ними слаженного взаимодействия. Конечно, нельзя думать, будто создание АСУ на одном предприятии не помогает и в более широком смысле. Как уже говорилось, автоматизированная система, анализируя документы об отгрузках и предупреждая о будущем дефиците, позволяет руководителям завода принимать срочные предупредительные меры. Но все это, однако, полумеры. Кардинальное же решение проблемы в согласовании расписания производства сначала всех предприятий отрасли, а затем и во всесоюзном масштабе.

- Если внедрение автоматизированных систем управления на одном предприятии дает прирост продукции примерно 10-15 процентов, то как увеличится этот процент при внедрении АСУ в целые отрасли производства?

- Мировая практика показывает, что чем больше объекты, на которых создаются АСУ, тем больше их экономическая эффективность. Из этого можно сделать вывод, что больший эффект может быть получен, когда автоматизируется сбор данных на всех предприятиях отрасли и имеется координирующий центр в головном учреждении, которым, вероятно, должно быть само министерство. Сейчас трудно точно сказать, каков будет экономический эффект от такой системы, но я думаю, он составит процентов 50-60.

В вычислительный центр такой отраслевой системы по каналам связи систематически и в заранее предусмотренном порядке вводятся сведения о состоянии производства на основных предприятиях. Здесь данные и о наличии сырья и материалов, о выпускаемой продукции, о поставках по внутриотраслевой и межотраслевой кооперации, о загрузке оборудования, а также другая оперативная, плановая, финансовая и статистическая информация. Компьютер с помощью специальных программ анализирует, сортирует все эти данные и размещает их в соответствующих "зонах памяти". ЭВМ сама, без дальнейших приказов со стороны человека, постоянно накапливает данные, заменяет устаревшие более свежими, обновляет те или иные массивы в памяти. И делает это независимо от того, решает она в данный момент какую-либо задачу управления отраслью или нет. Кроме того, в необъятной памяти компьютера хранится и такая редко сменяемая информация, как материальные и трудовые нормативы, ГОСТы, справочники, цены, сведения по типовым технологическим процессам, квартальные планы и тому подобное.

И для получения любой необходимой справки работнику министерства достаточно просто запросить компьютер, и тот ответит без задержки. Все сведения он будет выдавать с такой быстротой, что "беседа" человека и компьютера мало будет отличаться от беседы двух людей.

При такой отраслевой автоматизированной системе у различных звеньев отрасли появится возможность обмениваться информацией, что повысит ее эффект. А уж от отраслевых систем постепенно можно прийти к созданию широкой общегосударственной сети автоматизированных систем управления - ОГАС. Для этого нужно оснастить все предприятия, объединения и отрасли сетью координационно-вычислительных центров, работающих в одном ритме. Между прочим, одно из достоинств системы "Львов" состоит в том, что она рассчитана на подключение как к отраслевой, так и к общегосударственной автоматизированной системе.

Когда такая общегосударственная система будет создана, любая отраслевая АСУ так же, как и автоматизированные системы на предприятиях, сможет "одолжить" у другой все необходимые ей данные. Головная же система возьмет у тех, что находятся на предприятиях, все сведения о состоянии производства. Сделает она это, как уже говорилось раньше, автоматически. А раз в любой момент можно получить полное представление о состоянии экономики отрасли, то и решение можно будет принимать, располагая всей полнотой информации.


Кроме того, быстродействующие машины смогут "проигрывать" ситуации, то есть определять все возможные последствия не одного, а целого ряда решений и выявлять наиболее целесообразное из них. Допустим, министерству нужно срочно наладить выпуск новой продукции. Отраслевой вычислительный центр переберет записи в электронной памяти и подскажет, где есть свободное оборудование и как его лучше загрузить.

Можно привести и другой пример использования ЭВМ. Известно, какой большой ущерб производству наносит текучесть кадров. Вроде бы ничего страшного в этом нет: работники все равно остаются в сфере производства. Но каждый меняющий работу должен сначала на новом месте "притереться" к коллективу, на что уходят недели, а то и месяцы, и все это время он будет трудиться не в полную силу. Такая картина будет наблюдаться сразу на двух рабочих местах - там, куда он поступил работать, и на его прежнем месте, куда придет тоже новый человек.

Как разрешить эту проблему? Прежде всего необходимо выяснить причины ухода людей с работы. А для этого приходится сопоставлять различные сведения - возраст людей, их пол, трудовой стаж, заработок, семейное положение и многое другое, выявлять закономерности ухода работников, причины, побудившие их к этому, - и на основе собранных данных создавать необходимые условия для того, чтобы свести текучесть на нет.

Человеку такую задачу решить трудно, а подчас и невозможно; компьютер же сделает это очень быстро.

- Что же мы теряем оттого, что не решаем управленческие задачи на современных, пускай и не совсем совершенных, компьютерах?

- Полностью подсчитать потери такого рода по всему народному хозяйству, как вы сами понимаете, очень трудно. Однако выборочное рассмотрение положения дел на нескольких предприятиях показало, что неполное и неверное решение задач управления приводит к потере до половины имеющихся ресурсов.

- Из всего, что вы рассказали, явно видна перспективность автоматизированных систем управления. Почему же их так мало на сегодняшний день? Почему их только сотни, а не тысячи?

- Создание автоматизированных систем - весьма сложная и кропотливая задача. На разработку нашего первенца на Львовском телевизионном заводе ушло четыре года. Конечно, столь большие сроки были вызваны тем, что эта система была первой; сегодня на создание ее ушло бы куда меньше времени. Но в любом случае работа это колоссальная. Сложность создания системы управления для всех телевизионных заводов уже возрастает в квадрате, для всей отрасли радиотехнической промышленности - в кубе и так далее.

Но трудность создания таких систем кроется не только в объективных причинах: вся загвоздка в том, что и субъективных вполне хватает.

- Что вы подразумеваете под этим?

- Ну, возьмем хотя бы такой вопрос, как место создания автоматизированных систем управления. Сейчас в стране их разрабатывают многие организации. Конечно, стремление каждого коллектива идти в ногу с научно-техническим прогрессом вполне понятно, но если и дальше поступать так же, то получится, что чуть ли не каждое предприятие будет иметь свой кибернетический центр.

- Разве это так уж плохо? Ваш-то институт кибернетики тоже создавал свою автоматизированную систему для конкретного предприятия - Львовского телевизионного завода.

- Пример не совсем удачен. Мы создали такую систему, которая, как я уже говорил, пригодна для любого завода, типа львовского. Конечно, в каждом конкретном случае требуется некоторая корректировка, привязка системы к конкретному объекту. Подсчеты показывают, что для нужд всего народного хозяйства потребуется всего около тридцати типов общих систем, которые каждый раз будут дорабатываться с учетом специфики разных предприятий. Наша Львовская система "в чистом виде" не станет работать, предположим, на рижском ВЭФе потому, что во Львове, скажем, 20 складских помещений, а в Риге - 21, и, следовательно, требуется уже некоторая перенастройка системы управления. Но это именно перенастройка отдельной, незначительной ее части. В целом же система останется неизменной. И поэтому в математическом обеспечении любой системы есть некая незыблемая для данного типа предприятий часть, и есть части меняющиеся, лишь в единичном случае приемлемые. Вот почему внедрение кибернетической системы управления - это не только изготовление и монтаж неких "хитрых" и "умных" машин, но и конкретная доводка ее в каждом определенном случае.

Повторяю, это должна быть всего лишь доводка, а не создание новой системы, с огромными финансово-материальными затратами и потерей времени. Необходимо создавать не специальные системы для каких-то конкретных предприятий, а типовые. Нашему институту, например, в течение пятилетки предстоит закончить большую работу по созданию типовых автоматизированных систем для приборостроительных и машиностроительных предприятий со смешанным характером производства.

Возвращаясь к разговору о субъективных трудностях, мне хочется сказать еще вот что. Предположим, типовая система создана. И может быть установлена на заводе. Кто будет заниматься этой установкой? Ведь как внедрять АСУ в общем-то на заводах никто не знает! Чтобы внедрить систему "Львов" на львовском заводе и других, пришлось нам самим учить людей в Институте кибернетики. А разве это дело?! Ну обучим мы специалистов для 10 заводов, для 100, а для 1000 нам уже и силенок не хватит. Но даже если бы мы умудрились обучить их всех, они внедрили бы у себя системы, и после вся наша премудрость им больше ни к чему! Знания их оказались бы одноразового действия. Вышло бы примерно так, как если бы мы подготовили хорошего строителя, он поставил бы себе один дом и больше строительством не стал бы заниматься.

- И что же вы предлагаете? Вообще не обучать специалистов предприятий, на которых предполагается внедрение автоматизированных систем управления?

- Нет, это тоже не дело. Если мы будем внедрять свои системы только своими силами, то этот процесс затянется на многие годы. Выход из положения в одном: в организации специального учреждения, ответственного за внедрение АСУ. Какой-то научно-исследовательский институт разрабатывает систему, а это внедряющее учреждение приспосабливает ее к конкретному предприятию. Оно становится своеобразным монтажным трестом, где работают и математики, и кибернетики, и программисты. А поскольку они не разрабатывают систему, а только "привязывают" ее, квалификация их может быть несколько ниже, чем их коллег из НИИ, зато умения внедрять эти системы будет больше.

- С какими трудностями встретятся руководители предприятий после внедрения у себя АСУ?

- Нередко бывает, что руководитель завода, приобретя компьютер и снабдив его необходимым количеством программ для решения отдельных задач управления, считает, что он сделал все, чтобы его завод стал современным предприятием. Посчитав так, он вряд ли использует все возможности, которые предоставило ему внедрение этой машины, а его завод не увеличит выпуск продукции более чем на упомянутые выше 10-15 процентов. При переходе на автоматизированное управление таким большим объектом, как, скажем, машиностроительный завод, необходим так называемый системный подход.

Он должен получить не только электронно-вычислительную машину, но и все комплекты программ, вспомогательное оборудование, обеспечивающее подготовку, хранение, ввод первичной информации и подготовку информации вторичной.

Каждый руководитель предприятия, создающего у себя автоматизированную систему управления, должен понять, что внедрение ЭВМ в управление экономикой - это комплексный процесс, предполагающий обязательное решение многих вопросов организационного, экономического, социального и психологического характера. Необходима полнейшая перестройка всей системы управления предприятием, переделка системы документов, перевода их на машинные носители, автоматизация документооборота, позволяющая радикальным образом избавиться от бумажного потока и в полной мере использовать возможности машин.

Очень важным вопросом является также и принцип новых задач.

- Принцип новых задач? Не совсем ясно, что имеется в виду. Ведь внедрение АСУ предприятий нисколько не меняет основной задачи - улучшение управления производством.

- Приобрести компьютер, снабдить его всем необходимым, перестроить управление - это, конечно, очень хорошо, но все же мало. На тех предприятиях, где компьютер внедряется грамотно, скажем на таких, как Ленинградское оптико-механическое объединение, производственно-техническое объединение "Электрон" на Украине и другие, ввод в действие уже первых очередей автоматизированных систем управления привел к резкому увеличению темпов роста производительности труда, сократил объемы незавершенного производства, улучшил ритмичность работы.

И все потому, что был проведен комплексный, системный подход к внедрению АСУ. Как показала практика, если автоматизированная система управления создается только для задач, которые решаются сегодня, это, как правило, большого эффекта не дает. Успех приходит, когда берутся совершенно новые задачи, которые раньше даже не ставились, поскольку были ограничены возможности человеческого коллектива. Речь идет в первую очередь об оптимальной структуре плана, наивыгоднейшем распределении и перераспределении ресурсов, об управлении запасами, заказами и тому подобное. Ставится задача оптимизации управления теми подразделениями производства, которые обеспечивают наилучшее выполнение предприятиями их основных планов. Именно поиск новых задач и одновременно изменение структуры управления, изменение функций человеческих коллективов, которые работают с компьютером, и является одной из важнейших задач при внедрении автоматизированных систем управления.

- Скажите, с какими трудностями могут встретиться создатели автоматизированных систем управления предприятием (АСУП)?

- Сегодняшние системы вполне соответствуют задачам построения комплексных математических моделей предприятий. Такие модели позволяют, в частности, автоматизировать проведение производственных совещаний, быстро определять ценность предложенных мер по улучшению организации производства и подготовку наилучших вариантов решений. Только в этом случае подобные системы дадут немалый эффект, заключающийся в резком улучшении работы предприятия или отрасли. Приспособление же АСУП к решению рутинных проблем учета и управления в большинстве случаев не приводит к качественному скачку; в лучшем случае оно ограничивает рост административного персонала, сокращает сроки рассмотрения вопросов управления да уменьшает число ошибок в расчетах.

Вы спросили меня о трудностях, возникающих при разработке и внедрении автоматизированных систем управления. К сожалению, их еще немало. Возьмите, скажем, проблему комплексной автоматизации прохождения документов. Она сегодня еще не решена, и это мешает ряду действующих АСУП. Нередко приходится затрачивать слишком много времени и ручного труда на ввод данных в компьютер, а в ряде случаев и на окончательное оформление выходных документов. И виной всему - нехватка современного периферийного оборудования для ЭВМ, множительной техники, устройств подготовки данных.

На пути внедрения автоматизированных систем управления предприятий встречаются и другие трудности. Известно, например, что компьютеры требуют зачастую кардинальных изменений в установившихся формах документов. Возьмите хотя бы автоматизированные системы на автотранспорте. Их эффективность можно резко повысить при введении унифицированного документа, в котором совмещались бы функции путевого листа и накладной на груз. Придав таким бумагам удобный для компьютеров вид, можно просто и удобно готовить их автоматически в соответствующих вычислительных центрах. Если же грузовые автомобили оборудовать специальными устройствами для автоматической отметки на таких документах показаний счетчика, часов и встроенных в рессоры автомашин датчиков веса, то, возвращая документы в вычислительный центр в качестве первичных сведений, можно построить довольно совершенную систему учета и значительно повысить эффективность использования автотранспорта.


Могу привести еще один довольно любопытный пример. Пока, к сожалению, нередки случаи, когда результаты расчетов, полученных в одних автоматизированных системах, передаются другим в виде обычных бумаг, где их снова вручную вводят в компьютер. Со временем, когда будут созданы не только отраслевые, но и Общегосударственная автоматизированная система, необходимость в этом отпадет, так как обмен данными и документами будет проводиться на машинных носителях, в том числе и между АСУ различных ведомств.

- Что должен делать руководитель предприятия, чтобы у него успешно работала АСУП, - ясно. А какие проблемы приходится решать создателям автоматизированных систем управления отраслями и народным хозяйством всей страны?

- Чтобы создать автоматизированную систему управления отраслью или страной, необходимо об этих объектах знать совершенно все. А такое знание можно добыть, только создав так называемые информационные модели объектов. Обработка информации, циркулирующей в них, должна быть централизована. Это не значит, что все данные об объекте сводятся в одну машину, находящуюся в Москве. Необходимо, чтобы была создана единая сеть соединенных каналами связи вычислительных центров, способных обмениваться информацией и знающих в совокупности про экономику данной отрасли все. Конечно, не в тот самый момент, когда произошло то или иное событие, но с опозданием не больше чем на несколько часов в промышленности и на сутки - в сельском хозяйстве и торговле. Завод с заводом не только могут, но и должны устанавливать контакты. У них должна быть возможность соединять свои системы через центральный коммутационный узел и работать централизованно.

Одно из основных преимуществ такой организации в том, что при ней может уменьшиться поток лишней информации вверх. Почему сегодня рассылается огромное количество бумажек, большинство которых практически совершенно никому не нужно? Предположим, я начальник главка. Вышестоящий руководитель потребовал от меня данные о запасе, скажем, диодов на всех моих заводах. У меня этих сведений под рукой не оказалось. Во избежание повторения подобной истории я на всякий случай пишу циркуляр: впредь подавать мне такие сводки каждый месяц. И несмотря на то, что после этого прошло несколько лет и такие данные больше не требовались и, возможно, вообще никогда не потребуются, бумажки эти все идут и идут; просто так, на всякий случай.

При внедрении автоматизированной системы управления отраслью положение меняется. Теперь я в любой момент могу дать своему вычислительному центру задание "влезть" в память машин на всех заводах и выдать мне подобную справку. При этом я никого на местах не буду отрывать от дела и не буду требовать, чтобы мне впредь ежемесячно присылали подобные сведения.

В этом состоит основной смысл единой централизованной системы.

- Отраслевая АСУ вещь хорошая, но как быть, если не все предприятия данного министерства их имеют? Возможно ли в таких условиях создавать отраслевую систему? Ведь как бы ни старались руководители предприятий, не имеющих АСУП, дать информацию вовремя, им все равно это не удастся. Они постоянно будут отставать от тех, у кого такие системы уже есть.

- Действительно, кажется, что создавать отраслевые системы на базе предприятий, еще не полностью оснащенных автоматизированными системами управления, вроде бы нецелесообразно. Я же считаю, что делать это необходимо. Пример Министерства приборостроения, где действует отраслевая система "АСУ-прибор", хотя и не все его предприятия оснащены автоматизированными системами, подтверждает эту мысль. Кстати говоря, уже подсчитано, что отраслевая автоматизированная система управления Минприбора дает годовой экономический эффект около 15 миллионов рублей. И министерство не только с каждым годом расширяет сеть своих АСУП, но и создает их по заказам других министерств. Следовательно, даже при таких условиях создавать отраслевые системы есть смысл.

Давайте представим себе на минуту, что получится, если станем создавать головные автоматизированные системы только после перевода всех предприятий на автоматизированное управление. Сначала уйдет немалый срок на внедрение АСУП на заводах. Потом надо будет разработать и отладить их взаимосвязь. И уж после этого приступить к созданию отраслевой системы. Действуя по этому принципу, Общегосударственную автоматизированную систему придется начать создавать не в этой пятилетке, а значительно позднее! Ведь нельзя же надеяться, что все министерства, ведомства, главки, объединения быстро и одновременно закончат создание головных автоматизированных систем!

- Виктор Михайлович, есть еще заводы, на которых созданы АСУ технологическими процессами (АСУТП). Используются ли они при создании отраслевых АСУ и какова их дальнейшая судьба?

- Системы автоматизированного управления технологическими процессами устанавливаются на многих предприятиях. Но некоторые руководители недоумевают, зачем создавать их, если в ближайшем будущем будут построены и ОГАС, и отраслевые системы управления, да и на всех предприятиях будут свои АСУ. Я же думаю, что в условиях всевозрастающей мощности и сложности различных технологических агрегатов и увеличения напряженности режимов их эксплуатации, создание таких систем становится просто необходимым, и внедрение их сегодня - один из важнейших факторов повышения эффективности производства. Опыт их работы это наглядно показывает. Возьмите хотя бы систему автоматизации технологических процессов переработки нефтепродуктов типа "Платформинг" с гидроочисткой. Одна такая установка дает экономию от 400 до 500 тысяч рублей в год. Затраты же на ее создание составляют всего 300 тысяч рублей. Внедрение АСУТП оптимального раскроя проката на предприятиях черной металлургии позволяет ежегодно дополнительно использовать 80 тысяч тонн проката, а это экономия немаленькая. Совсем недавно на крупных доменных печах стали внедряться системы оптимизации тепловых режимов доменных процессов. По предварительным расчетам, экономический эффект от их внедрения составит около 10 миллионов рублей в год при затратах, не превышающих 8 миллионов рублей.

Эти примеры говорят сами за себя. В десятой пятилетке объем работ по созданию и внедрению АСУТП значительно возрастет. Предусмотрено увеличить выпуск приборов и средств автоматизации в 1,6 - 1,7 раза, средств вычислительной техники в 1,8 раза; развивать производство универсальных и управляющих вычислительных комплексов, периферийного оборудования, приборов, устройств регистрации для автоматизированных систем управления технологическими процессами и оптимального управления в отраслях народного хозяйства.

- Интересно получается. Мы имеем три различных типа предприятий: один, где автоматизировано все управление, второй - предприятия с автоматизированными технологическими процессами и третий - заводы, где до любого из этих видов автоматизации еще очень далеко. Как объединить все эти предприятия в одну отраслевую автоматизированную систему и заставить их работать в одном режиме? Нельзя же на предприятиях-потребителях с АСУП создавать такие запасы необходимых материалов и комплектующих деталей, которые гарантировали бы им бесперебойную работу в случае каких-то неувязок с поставками с заводов без АСУП?

- Конечно, такие запасы создавать довольно сложно, да и не нужно. Гораздо проще на каждом предприятии, еще необорудованном системой, иметь "холодные" мощности производства. Что это значит?

В производственном плане, спускаемом заводу сверху, определяются, как известно, его мощность и в соответствии с нею - план выпуска продукции. Пусть он после этого попробует выполнить какой-нибудь срочный сверхплановый заказ предприятия-потребителя! Завод-поставщик и рад бы дополнительно предоставить ему комплектующие узлы и детали, но вынужден выпускать их в соответствии со своим полученным ранее графиком.

А теперь представьте себе вариант предприятия-поставщика с АСУ. С завода-потребителя им получен сигнал: "Через неделю нам необходима такая-то деталь". Несмотря на то, что на поставщике эта деталь должна выпускаться через месяц-другой, он через каких-нибудь пять дней высылает ее потребителю в необходимом количестве.


Как это удалось ему сделать? Да очень просто: оборудование на нем было загружено всего на 80-90 процентов, и у него под рукой всегда был резерв мощности. Как только поступил срочный заказ, эти мощности тут же были запущены и выдали дополнительную продукцию в срок.

- Станки могут какое-то время и не работать, а как быть с людьми, с рабочими, которые трудятся на этом оборудовании? Быть может, стоит загружать завод не "под завязку", а, как вы и говорили, процентов на восемьдесят? Остальные же станки пускай производят не основную продукцию, а, например, товары народного потребления. Номенклатура этой продукции пусть будет указана в спущенном плане, а вот общее количество - нет.

- Что ж, может быть, вы и правы. Вполне возможно, что наша промышленность пойдет и таким путем.

- В свое время мне довелось познакомиться с системой "Форсал". Она управляет технологическими процес - сами производства формалина сразу на нескольких предприятиях европейской части СССР. Причем предприятия эти удалены на десятки и сотни километров как друг от друга, так и от вычислительного центра. Получая по телетайпу из цехов исходную информацию, ЭВМ обрабатывает ее и моделирует дальнейшее ведение процесса при различных заданных условиях, "подсказывает" технологу, как обеспечить максимальную производительность при всех технико-экономических ограничениях и в неясных ситуациях может подсказать нужный выход. Короче говоря, система нужная и очень рентабельная. Я сейчас затрудняюсь точно сказать, какую экономию она дает, помню только, что и тогда, когда она действовала еще не на полную мощность, экономия была значительной.

И все бы в этой системе хорошо, но, как рассказывали специалисты, на многих предприятиях, где ее внедряли, рабочие были не очень довольны. Дело в том, что компьютер так рассчитывал процесс, что он был оптимальным и рабочие перестали получать премии за перевыполнение плана. Перестали они получать поощрения и за экономию сырья, так как и здесь машина рассчитывала все очень точно. Скажите, что делать в такой ситуации? Как сочетать и внедрение автоматизации, и материальное стимулирование?

- Подобные примеры мне хорошо знакомы. Я знаю случай, когда методы оптимального планирования автомобильных перевозок, рассчитанные с помощью ЭВМ, не внедрялись потому, что снижали пробег машин. Оказывается, план автохозяйствам задается в тонно-километрах, и людей не могло устроить, что все тонны были перевезены в более короткий срок и с экономией горючего. Им просто не хватало километров для отчета в выполнении плана. И когда сталкиваешься с подобной ситуацией, невольно возникает вопрос: где ж выход? Не внедрять автоматизированные системы потому, что они в какой-то степени подрывают принципы материальной заинтересованности, - нельзя. Внедрять их, махнув на принцип рукой, тоже невозможно. Мне кажется, что выход надо искать в органическом соединении этих двух начал. Эффект даст только их единство.

А в случае, который вы привели в качестве примера, по-видимому, руководители предприятий не до конца продумали, как в новой ситуации использовать принцип материальной заинтересованности. Действительно, оптимальный режим работы технологических установок рассчитывает электронно-вычислительная машина. Но разве может она, скажем, указать пути сокращения времени, затрачиваемого на профилактический ремонт, или вносить рационализаторские предложения по улучшению аппаратуры и приборов? Сможет следить за исправностью агрегатов и за увеличением сроков их межремонтной работы?..

Как видите, поводов для материального поощрения работников этих предприятий можно найти немало, Я наверняка назвал лишь незначительную часть того, что могут сделать люди и не сможет машина. Работники управленческого аппарата могли бы подумать как следует и найти тот оптимальный вариант, который позволил бы им при внедрении автоматизированных систем заинтересовать людей. Уверен, что на тех предприятиях, о которых вы рассказывали, так и сделали. Вы ведь сами говорите, что знакомились с этой системой еще тогда, когда она только набирала силу.

А возьмите, например, недавно созданную автоматизированную информационно-вычислительную систему "Учет", сфера работы которой - металлургические заводы. Создание ее позволяет не только автоматизировать работу бухгалтерии сортопрокатного и крупнопрокатного цехов при составлении отчетов и сводок, но и начислять дополнительные премии оперативному персоналу в зависимости от количества и качества его работы в самой автоматизированной системе.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






Ричард Столлман опубликовал рекомендации по ведению дискуссий в сообществе GNU

Калифорнийский законопроект делает скрытое использование ботов нелегальным

Как подготовиться к собеседованию в Google и не пройти его. Дважды

Рейтинг языков программирования 2018 года от издания IEEE Spectrum

Как анализ больших данных применяется в России

Нейросеть поставила диагноз быстрее 15 лучших китайских врачей

Американские ученые создали самый мощный суперкомпьютер в мире

Выпущен открытый сервер навыков 0Mind для упрощения разработки ИИ

Создатель Всемирной паутины выступил против Facebook и Google

В Китае построят суперкомпьютер, способный выполнять квинтиллион вычислений в секунду

Использование нейронной сети для восстановления повреждённых изображений

В Китае робот сдал тест для поступления в университет

Россия будет защищена от внешнего отключения Рунета к 2021 году

О конференции Strata AI: будущее искусственного интеллекта

Китайский самообучающийся процессор сможет имитировать работу нервных клеток человека

Илон Маск работает над интерфейсом для подключения мозга к компьютеру

Загадка QWERTY: почему буквы на клавиатуре расположены не в алфавитном порядке

Нейронную сеть научили практически идеально копировать человеческий голос





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://informaticslib.ru/ "InformaticsLib.ru: Информатика"