НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЮМОР   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  




предыдущая главасодержаниеследующая глава

На литературном поприще

 Ночь кажется чернее кошки этой,
 Края луны расплывчатыми стали,
 Неведомая радость рвется к cвету, 
 О берег бьется крыльями усталыми.
 Измученный бредет один кочевник.
 И пропасть снежная его зовет и ждет,
 Забыв об осторожности, плачевно
 Над пропастью мятущийся бредет.
 Забытый страх ползет под потолки,
 Как чайка, ветер. 
 Дремлет дождь. 
 Ненастье.
 А свечи догорают... 
 Мотыльки
 Вокруг огня все кружатся в честь
 Бастер.

Мы показали эти стихи поэту Владимиру Котову.

- Ну что же, - сказал поэт. - Стихи...

- А знаете, - перебили мы его, - утверждают, что написала машина!

Поэт молча взял листок со стихами, долго его рассматривал и ушел...

Пока он раздумывает над этими строчками, расскажем, как электронный вычислительный автомат "вступил" на литературное поприще.

Все началось с перевода. 7 января 1954 года в Нью-Йорке, в конторе фирмы "Интернейшнл Бизнес Мэшинз" (ИБМ) собралась необычная публика. Здесь привыкли к посещениям деловых людей - коммерсантов, инженеров, администраторов, и вдруг сегодня больше половины приглашенных - переводчики, лингвисты, филологи.

Они пришли не случайно. Проводилась первая публичная демонстрация перевода с русского языка на английский при помощи электронной вычислительной машины "ИБМ-701".

Почти 15 лет разрозненные группы ученых трудились над машинным переводом. В 1952 году они собирались на конференцию. Математики, лингвисты, инженеры объединили свои усилия, и вот через два года машина начала переводить.

В нее на перфокартах вводили русские фразы:

"Качество угля определяется калорийностью".

"Обработка повышает качество нефти".

А знаете, стихи написала машина!
А знаете, стихи написала машина!

"Международное понимание является важным фактором в решении политических вопросов".

А она через каждые пять-восемь секунд выдавала их английский перевод:

"The guality of coal is determined by calory content".

"Processing improves the quality of crude oil".

"International understanding constitutes an import factor in decision of political questions".

Во время публичного испытания машина перевела около 60 предложений.

Для такого перевода был специально подготовлен словарь из 250 русских слов, записанных латинскими буквами. Слова были взяты из трудов по социологии, математики, химии, металлургии. Их подобрали так, чтобы каждое имело два английских однозначных по смыслу слова.

Помимо английских з-начений, в словаре указывались для каждого слова и три специальных кода - числа. Их использовали для управления машиной. Были разработаны также шесть синтаксических правил, обеспечивавших перевод.

Машина переводила так, как это сделал бы человек, не знающий языка, когда он "переводил" бы с помощью словаря. Человек просто отыскивает однозначные слова, а потом правила их расстановки. Естественно, такой перевод очень несовершенен. А в машине он вызвал непреодолимые трудности.


Первая трудность состояла в том, что специальная программа для управления во время перевода содержала около 2,5 тысячи команд. Это намного больше, чем программа для решения сложных математических задач.

Другая трудность заключалась в большом объеме словарей современных языков. Так, в немецком языке имеется около 400 тысяч слов, хотя чаще всего пользуются лишь 5 тысячами. Из английского языка лишь тысяча слов общего назначения и тысяча специальных терминов.

Но даже и с таким малым количеством слов машине трудно оперировать. Поэтому советские ученые, проанализировав работы американских и английских коллег, отвергли путь чрезмерной связи программы перевода со словарем, так как это создавало искусственные ограничения для перевода.

Была разработана система анализа предложения, позволявшая устанавливать смысл входящих в него слов и определять их грамматические характеристики.,

Система анализа английской фразы и синтеза русской оказалась практически независимой от словаря и дала возможность в конце 1955 года осуществить машинный перевод.

- Как же так? - спросит каждый, кто знаком с переводом. - Ведь английский язык очень далек от русского, у них совершенно разный грамматический строй. Может быть, переводили сугубо специальный текст? Допустим. Но и в специальном тексте иногда встречаются чрезвычайно сложные для перевода фразы.

Например, "foolproof" - "защищенный от нежелательного воздействия" - дословно переводится, как "защищенный от дурака", a "charleyhorse" - "судорога в икре ноги", как "лошадь по имени Чарли".

Не только в английском языке наблюдаются подобные явления.

Один инженер получил странный дословный перевод французской фразы "Absorption comfortable des vibrations" - "комфортабельное поглощение колебаний", а в действительности в технике фраза означает "гашение колебаний, обеспечивающее комфортабельность езды". "Dos d'anes" - "возвышенные дорожные неровности" - буквально переводится еще смешнее - "ослиные спины".

Как видите, трудности велики. А мы еще не касались переводов художественной литературы и разговорной речи, имеющих неисчерпаемое многообразие оттенков и богатую музыкальность слов. Вспомните для примера окончание повести Н. В. Гоголя "Нос":

"...А однако же, при всем том, хотя, конечно, можно допустить и то, и другое, и третье, может даже... ну да и где же не бывает несообразностей? - А все, однако же, как поразмыслишь, во всем этом, право, есть что-то. Кто что ни говори, а подобные происшествия бывают на свете; редко, но бывают".

Под каждым словом этого отрывка можно подписать английские слова или их сочетания, но они не передадут англичанину всего своеобразия текста повести, для этого надо его просто переписать заново.

И все же машина переводит.

Идея машинного перевода существует давно. Еще в тридцатых годах у нас в стране велась работа в этом направлении. Изобретатель П. П. Троянский в 1933 году создал первый механизированный словарь.

В 1950 году была предложена машина для перевода. В этом ей помогали два человека: переводчик - подготовитель текста и переводчик-редактор. Роль машины в таком переводе была незначительной, поэтому ее отвергли.

...Но вот мы в зале, где установлена быстродействующая электронная счетная машина. Научный сотрудник, принимавший участие в опытах машинного перевода, показывает по этапам, как с момента ввода английской фразы в машину весь процесс перевода происходит автоматически, без какого-либо вмешательства человека.

Сотрудник ставит во вводное устройство машины большую бобину со специальной лентой.

- Здесь написан английский текст, - говорит он, выдергивая из бобины небольшой кусок узкой бумажной ленты, похожей на телеграфную. - Только вместо знаков на ней мелкие отверстия. Это код переводимого текста. Рядом установлены бобины с узкой магнитной лентой - программой работы машины по переводу.

- Вот и все, - говорит научный сотрудник. - Текст и программа готовы к вводу в машину.

Но где же русские слова, соответствующие английским, которые фигурируют в тексте? Они находятся в "памяти" машины. В каждой ячейке-английское и соответствующее ему русское слово.

Мы подходим к пульту управления, за который садится оператор. Прямо перед ним на панели "пунктиры сигнальных лампочек. Они то зажигаются, то гаснут. Оператор смотрит на них и говорит:

- Вводится текст, а теперь идет поиск по словарю.

Сигнальные лампочки вычерчивают новый след. Сотрудник поворачивает рычажки, включающие новые секции.

'Технология' машинного перевода
'Технология' машинного перевода

Когда переводит человек, он тоже пользуется словарем. Просматривая его, переводчик видит слова, составленные из букв. Другое дело в вычислительной машине. Она имеет дело с числами. Поэтому и пришлось для нее буквы переводить на машинный "язык".

Тогда английское "а" стало 16, "b" - 06, "w" - 13, "m" - 11, "n" - 15, "х" - 09, "q" - 23 и т. д. И русские буквы: "а" - 16, "б" - 06, "в" - 13, "м" - 11, "н" - 15, "ь" - 9, "щ" - 23, "ы"- 04 и т. д.

И слова теперь уже выглядели как строки бухгалтерской записи: 212608, 082320162112, 2281505, 110821262830, 2126080708142, 80708. Вам цифры ничего не говорят, а оператор прочитал:

th, equations, method, thereforl.

Перевод начинается с того, что машина отыскивает по своему словарю введенные в нее на ленте слова. Здесь и помогает математический язык.

Арифметическое устройство из каждого числа-слова в словаре вычтет число-слово, заданное перфолентой. Если остаток равен нолю, слово найдено. Все это машина делает с громадной скоростью. Одна операция сравнения занимает всего около десятитысячной доли секунды. Словарь в 1000 слов машина может "просмотреть" быстрее, чем человек успеет моргнуть глазом, - в доли секунды.

А дальше, как это ни странно, машина найденные слова... "забывает". Но вместо них остается след, так называемая цифровая информация, характеризующая особенности каждого слова: грамматические признаки английского слова, номер английского слова и соответствующего русского, грамматические признаки русского слова. С этой-то цифровой информацией и имеет дело машина.

Только теперь она начинает анализировать английскую фразу, а затем строить русскую. Это делается на основе программы перевода, в которой есть разделы: "глаголы", "существительные", "прилагательные", "числительные", "синтаксис", "изменение порядка слов". И русское предложение, составленное из найденных машиной слов, она уже строит по правилам нашей грамматики.

Так получается перевод введенного на ленте текста.

Подходим к буквопечатающему устройству - телетайпу - и читаем переведенный текст: "метод уравнений, следовательно..."

Пусть читатель не думает, что теперь можно вставить с одного конца машины английскую книгу и получить с другого конца русскую. Пока еще идет кропотливая опытная работа. Но успехи ее уже налицо.

Вот пример перевода в таком виде, в каком он был получен из машины, без редактирования.

"When a practical problem in science or technology permits mathematical formulation, the chances are rather good that it leads to one or more differential equations. This is true certainly of the vast category of problems associated with force and motion, so that whether we want to know the future path of Jupiter in the heavens or the path of an electron in an electron microscope we resort to differential equations...!

"Если практическая задача в науке или технике допускает математическую формулировку, шансы довольно велики, что это приводит к одному или более дифференциальным уравнениям. Это верно безусловно для обширной категории задач, связанных с силой и движением, так что, хотим ли мы знать будущий путь Юпитера в небесах или путь электрона в электронном микроскопе, мы прибегаем к дифференциальным уравнениям..."

Для такого опытного перевода был составлен словарь из 952 английских и 1 973 русских слов.

Разумеется, это ограниченный словарный запас. Его хватает только для перевода научно-технического текста. Поэтому некоторые "вольности" стиля оригинала оказываются "выше понимания" автоматического переводчика.

Любопытный случай произошел однажды с машиной, когда она переводила статью из английской газеты "Тайме", в которой речь шла об опыте переводов с помощью электронной вычислительной техники. Машине встретились слова "железный занавес". Она "задумалась" и, опустив этот непонятный "технический" термин, продолжала переводить дальше.

Объясняется такое "поведение" машины просто. Если какого-либо слова из переводимой фразы не окажется в словаре, то оно сохраняется в запоминающем устройстве без изменений. При выводе переведенной фразы ненайденное слово "опускается" - печатается латинскими буквами.

Надо заметить, что машина пока еще переводит не как "мастер своего дела", а только как ученик. Поэтому она иногда допускает ошибки.

Однажды машина перепутала номера слов "один" и "два" и вместо "двух" выдала в первый раз "однух", во второй "однум". В другой раз она написала вместо "хотим" - "хочем", вместо "связанных" - "связатых". Все эти ошибки очень напоминают ошибки невнимательного школьника, да они, в сущности, и являются ошибками человека.

Сам факт критики машины за погрешности стиля говорит о том, что как переводчик она уже воспринимается всерьез.

- Для перевода разговорного языка и художественной литературы нужен запас в десятки тысяч слов, да еще специальный словарь идиом, чтобы можно было переводить на другой язык непереводимые выражения, вроде русского "съел на этом деле собаку" или английского приветствия "How do you do?".

Такие задачи еще можно решить. А вот что не удается преодолеть - это трудности тесной связи предложений из художественных произведений с самой природой языка, с бытом и жизнью народа.

Но и здесь уже достигнуты некоторые успехи. Переводился небольшой отрывок из романа Диккенса "Давид Копперфильд".

"My entrance, and my saying what I wanted, roused her. It disturbed the Doctor too, for when I went back to replace the candie I had taken from the table, he was patting her, in his fatherly way, and saying he was а mercilless drone to let her tempt him into reading on; and he would have her go to bed".

"Мой приход и то, что я сказал, что я хотел, взволновали ее. Это расстроило доктора тоже, т. к. когда я пришел обратно, чтобы заменить свечу, которую я взял со стола, он отечески поглаживал ее голову и говорил, что он был бессердечным негодяем, который позволил ей склонить его читать дальше. И он бы хотел, чтобы она пошла спать".

Как видно, перевод несет только букву, но не дух отрывка. Чтобы в этом убедиться, достаточно прочитать тот же абзац в переводе художника слова.

"Мой приход как бы пробудил ее, а также изменил направление мыслей доктора, ибо, когда я вернулся, чтобы поставить на место взятую на столе свечу, он отечески гладил жену по голове и упрекал себя в бессердечности за то, что позволил ей соблазнить себя предложением почитать отрывок из своего труда, в то время как женушке давным-давно надо было лечь в постель".

Естественно, ;возникает вопрос: выгодно или нет делать перевод на машине? Может быть, это пустая трата времени, и после машинного перевода придется призывать батальон лингвистов для проверки и редактирования текста?

Дело в том, что машина, на которой проводились опыты по переводу, предназначена для решения сложнейших научных задач, и поэтому переводить на ней все равно, что возить на слоне коробку спичек.

Но опытный перевод помог филологам, математикам и инженерам установить, что для перевода нужно строить специальные машины без сложных арифметических устройств, но с хорошей "логикой" и большим объемом "памяти". Тогда машина на любой вопрос грамматики сможет легко и быстро ответить "да" или "нет" и будет переводить с любого языка на любой.

Эти куски лент взяты с машины БЭСМ после перевода
Эти куски лент взяты с машины БЭСМ после перевода

Все дело в том, что для машинного перевода нужно тщательно проанализировать язык и на строгой лингвистической основе подготовить специальную "машинную грамматику".

- Надо лишь грамматику языка записать в удобном для машины виде, выразив правила изменения слов и их сочетания в предложении в виде математических формул, - говорят специалисты.

Работа над "машинной грамматикой" очень трудоемкая и сложная. Но наши ученые усиленно развивают принцип машинного перевода на лингвистической основе.

Уже приступили к переводу с французского языка на русский. Здесь пошли по единственно верному пути, определив для перевода главную особенность французского языка - категорию глагола.

Часть статьи из английской газеты 'Таймс', переведенной на БЭСМ
Часть статьи из английской газеты 'Таймс', переведенной на БЭСМ

Совместно с Академией наук Китайской Народной Республики проводятся первые опыты машинного перевода математического китайского текста.

Ведутся исследования по автоматическому переводу на русский язык с немецкого, венгерского, японского. Идет подготовка к переводу с одного иностранного языка на другой, используя как посредник русский язык. Оказывается, при таком методе предельно упрощается задача автоматизации перевода.

Опыты покажут, какой из языков наиболее "счастливый", то есть наиболее удобный для машинного перевода. Возможно, придется выработать какой-то новый, "машинный язык", чтобы легко было "приводить" к нему все остальные, а потом уже и переводить с него на любой.

Проблема автоматического перевода находится на стыке лингвистики, математики и вычислительной техники. Упорная работа в точке их соприкосновения привела уже к известным результатам.

Возможно, что мы радуемся теперь таким успехам, которые стоят на уровне первых механических машин для воспроизведения речи или же первых, весьма примитивных, устройств телеграфирования.

И хотя впереди еще большие трудности, ученые предполагают, что уже в течение десятилетия будут созданы машины, которые смогут переводить за одну минуту текст из 1 000 типографских знаков. В такие машины будет прямо вводиться печатный текст на одном языке, и тут же машина выдаст текст, напечатанный на другом языке.

Машина перевела с китайского
Машина перевела с китайского

Но электронные машины могут не только переводить чужие произведения, но даже выступать как "авторы" собственных литературных и музыкальных произведений.

Здесь, казалось бы, нашему удивлению не должно быть границ. Известно, что нет мук сильнее мук творчества. Это знает каждый пишущий. Недаром Маяковский говорил:

 Изводишь, единого слова ради,
 Тысячи тонн словесной руды.

Ведь когда пишешь, надо сделать так, чтобы каждое слово в рассказе было на месте, чтобы оно было необходимо^ неизбежно, чтобы было как можно меньше слов.

Но, мало написать так, чтобы слова были у места, необходимы, неизбежны, нужно, чтобы они несли мысль - идею.

Это может сделать только человек. Только он один способен к творчеству.

Но вы уже познакомились с одним из "творений" машины - стихами. Вот другое - любовное письмо. Под ним стоит короткое, смешное имя МУК. Это означает "Электронный мозг" Манчестерского университета.

"Мое маленькое сокровище! Моя вразумительная привязанность чудесно привлекает твой ласковый восторг. Ты мое любящее обожание, мое распирающее грудь обожание. Мое братское чувство с затаенным дыханием ожидает твоего дорогого нетерпения. Обожание моей любви нежно хранит твой алчный пыл. Твой тоскующий МУК".

Если бы мы не расшифровали эту подпись, то вам, вероятно, трудно было бы допустить столь нежные излияния со стороны стекла, металла, проводов и электричества.

Как же машина пишет? Кто заставил ее изливаться в любовном послании? Может быть, она взволнована черной ночью или расплывчатой луной?..

Вам, читатель, теперь и не придут в голову такие вопросы, у вас не возникнут такие предположения. В этом для вас нет ничего удивительного.

Вы знаете, как работает быстродействующая электронная вычислительная машина, знаете, как она переводит. Раз машина при переводе осуществляет синтез фразы, она с успехом может и синтезировать - составлять согласно программе целые предложения из запаса слов, который находится в ее "памяти".

И уж если быть объективным, то идея механического сочинителя не нова. Вспомните, как блестяще высмеял ее Свифт в своей бессмертной сатире "Путешествия Гулливера".

Он рассказал о профессоре лапутянской академии, благодаря изобретению которого "самый невежественный человек с помощью умеренных затрат и небольших физических усилий может писать книги по философии, поэзии, политике, праву, математике и богословию при полном отсутствии эрудиции и таланта".

Изобретение лапутяя представляло собой большую раму. Поверхность ее состояла из множества деревянных дощечек. Все они были сцеплены между собой тонкими проволоками. Со всех сторон к каждой дощечке приклеено было по кусочку бумаги, и на этих бумажках были написаны все слова их языка в различных наклонениях, временах и падежах, но без всякого порядка.

Идея механического сочинения не нова. Вспомните лапутянскую академию из романа Свифта
Идея механического сочинения не нова. Вспомните лапутянскую академию из романа Свифта

По команде профессора 40 студентов брались за 40 рукояток и поворачивали их на один оборот - расположение слов в раме совершенно изменялось. Потом профессор приказывал 36 студентам прочесть про себя все слова, появившиеся в раме, и когда из них составлялась осмысленная фраза, они диктовали ее четырем прочим студентам. Эту манипуляцию проделывали неоднократно, и каждый раз в раме получались новые комбинации слов.

"Студенты занимались этой работой по шести часов в день, и профессор показал мне, - пишет Свифт, - несколько фолиантов, составленных из фраз, которые появлялись на деревяшках. Он намеревался рассортировать этот богатый материал, подобрать по предметам и таким образом обогатить мир полной библиотекой книг по всем отраслям знания".

У этой машины не хватало двух "мелочей": не было программы выбора даже отдаленно логически связанных слов. Все было основано на чисто случайном подборе. Поэтому зря надеялся лапутянский профессор o "усовершенствовать умозрительные знания при помощи технических и механических операций".

Машина лапутяя не располагала критерием сравнения. Она не могла из бесконечного множества вариантов выбрать не только наилучший, но даже сколько-нибудь подходящий.

А число вариантов действительно очень велико. Это прекрасно показал Я. Перельман в рассказе "Литературный автомат".

Оказывается, буквопечатающий механизм, имеющий 1 000 букв, последовательно печатая все сочетания из них, выдаст наряду со многими бессмысленными страницами все литературные отрывки, какие мыслимо написать тысячей литер. А именно: по отдельным страницам, абзацам, фразам будем иметь все, что когда-либо было написано и когда-либо будет написано в прозе, в стихах, на русском и на всех существующих и будущих языках. Все романы и рассказы, все научные сочинения и доклады, все журнальные и газетные статьи и известия, все стихотворения, все разговоры, когда-либо слышанные всеми прежде жившими людьми, и все то, что еще предстоит передумать и высказать людям грядущих поколений...

Если наша литературная машина будет работать с наибольшей достижимой печатной скоростью, то и тогда она закончит свою работу лишь через 1,5•101985 лет.

В этом числе 1986 цифр!

Миллионы раз погаснут звезды, миллионы раз зажгутся новые, прежде чем мы получим все литературные материалы. А сколько времени понадобится для того, чтобы отобрать из бесконечного множества произведений действительно правильные?! Ведь среди "литературных произведений" будут, например, и такие, которые состоят из одних знаков препинания, а свыше 10300 будут состоять из одних восклицательных и вопросительных знаков.

Конечно "литературные способности" электронной вычислительной машины зиждятся не на случайном подборе слов и предложений. Она, как и всегда, работает по определенному алгоритму, примерно по такому. В нее вложен словарь, в котором родственные понятия записаны близкими кодами, например: если 1001001 - животное, то 1001100 - птица, 1001101 - орел, между тем как 1010000 - млекопитающее, и так далее. Машина по программе и по этим кодам подбирает близкие по смыслу слова. Основой служит некоторый первоначальный текст, введенный в нее. При каждом цикле повторения программы машина расширяет основной текст, отходя от него все дальше и дальше, но не искажая до полной бессмыслицы.

Машинные писания хорошо показывают сильные и слабые стороны литературных автоматов. Они "логически" отбирают из словаря уместные в любовном письме, стихотворении или рассказе слова, не "ввернув" туда ни одного технического, юридического или политического термина.

Все слова машина грамматически правильно собирает в предложения. Но она совершенно ничего "не понимает" из того, что пишет. Она подходит к тексту, как к набору букв и слов, которые можно "увязать", "согласовать" по определенным логическим правилам и программам.

Программы же эти составляют люди, обслуживающие машины. И они определяют характер машинных сочинений, манеру машинного "письма", настроение машинной поэзии. Конечно же, не машина с ее металлическим каркасом, электронными лампами и гибкими проводами придала мрачный оттенок, упадочный, безнадежно-унылый налет машинным стихам и сюрреалистический дух сочинению МУКа. Это сделали те, кто направляет работу машины, и именно они подвержены подобным декадентским настроениям.

Составить программу можно не только для написания литературных произведений. Совсем недавно математикам удалось составить машинное "руководство к действию" для сочинения музыки.

Как же машина пишет музыку?

Оказывается, в популярных песенках содержится от 35 до 60 нот, обозначенных нотными значками. Анализ большого числа песенок показал, что структура их такова: имеется одна часть, назовем ее А, охватывающая восемь тактов и содержащая от 18 до 25 нот. Эта часть повторяется. За ней идет часть В, также из восьми тактов, но уже содержащая от 17 до 35 нот. После нее повторяется снова часть А.

Удалось установить и другие интересные закономерности. Если пять нот идут последовательно в возрастающем направлении, то шестая обязательно идет вниз, и наоборот. Другая закономерность: первая нота в части А обычно не является второй, четвертой или пятой минорной нотой в шкале. В песнях соблюдаются и давно подмеченные правила композиции, например такие, как правила Моцарта: никогда интервал между соседними нотами не может превышать шести.

Мы могли бы продолжить "руководство" и дальше, но опасаемся, что доверчивый читатель может попытаться сочинить по нему популярную песенку и... у него ничего не получится. Нужна тщательно разработанная, подробная программа. Но даже и при подробной программе понадобится очень много времени, чтобы ее реализовать.

А вот быстродействующая машина сочиняет музыку с непостижимой скоростью - 4 тысячи песенок в час. Руководствуясь программой, она создает комбинации нот, а потом сверяет их с хранящимися в "памяти" законами музыки, выраженными в виде формул. В результате происходит отбор, и сочетания неподходящие, не укладывающиеся в правила, отбрасываются. На листы нотной бумаги попадает только "настоящая" музыка.

В другой машине - "электронном композиторе" - в "памяти" хранятся на магнитной ленте звуки разной высоты и продолжительности. Одни - звуки чистые, без обертонов, какие издает камертон. Другие -звуки различных инструментов и голосов. Третьи - звуки, заимствованные у природы, например различные шумы, пение птиц.

И в этой машине музыка "пишется" согласно йложенной программе. В соответствии с ее командами из "памяти" машины выбираются звуки указанного тембра. Особые устройства собирают звуки в различные сочетания и отбрасывают те, которые не выдерживают требований законов благозвучия.

Австрийский инженер Земенек демонстрировал на Международном конгрессе по кибернетике в Бельгии в 1956 году записанную таким образом на магнитофоне музыку, сочиненную машиной.

Появились и другие сообщения о музыкальных способностях электронных машин. Машина МУК, о которой мы говорили, оказывается, играет на дудке английский гимн "Боже, спаси королеву". Небольшую популярную мелодию написала вычислительная машина "Эниак". "Дадатрон" написал,экзотическую песенку "Красотка с кнопочным управлением". Электронная счетная установка "Берта" порадовала слушателей "шедевром" - "Нажмите кнопку Берты"...

На Западе не удержались от соблазна, и вот уже прослушивается множество машинных мелодий, к ним пишутся слова, и... машинные песенки летят в эфир: передаются по радио и телевидению.

Эти музыкальные фразы написаны машиной
Эти музыкальные фразы написаны машиной

Некоторые композиторы предполагают, что особенно больших успехов "добьются" машины в области оркестровки. Популярную мелодию машина сможет оркестровать меньше чем за минуту, композитор же затратит на это почти три дня.

'Не трудно мне спорить, машина, с тобой'
'Не трудно мне спорить, машина, с тобой'

А недавно газета "Стар напечатала такое объявление: "Электрическая машина Иллинойсского университета сочинила сюиту в трех частях для струнного квартета... Первое исполнение этой "Иллиак-сюиты", сочиненной высокоскоростной счетной машиной, будет дано в Чемпэйн, Иллинойс..." Уже ведутся разговоры о "музыке атомного века", которая якобы зреет в сердцах "электронных композиторов" и вот-вот взорвет классическую музыку.

Не надо думать, что пришел конец бедной Эвтерпе, богине музыки, что наступила эпоха превращения классических основ музыкальной композиции в математический код, что отнимаются музыкальные мысли и воображение у человека и отдаются мертвой игре бездушной машины.

С человеческим началом в музыкальном творчестве никогда не будет покончено. Да это и не нужно никому, разве что любителям додекафонии, электрофонии и так называемой "конкретности", которые дошли до того, что вставляют в джазовые "мелодии" записанный на пленку крик рожающей женщины.

А что касается математических закономерностей в музыке, позволивших счетным машинам "сочинять" музыку, то основы их известны уже давно. Как говорит предание, еще Пифагор, проходя мимо кузницы, заметил странные соотношения звуков, производимых ударами кузнецов. Прислушиваясь, он понял: интервалы соответствуют кварте, квинте и октаве. Попросив молотки, он взвесил их. Оказалось: вес молотков, дававших октаву, квинту и кварту, был равен соответственно 1/2, 2/3, 3/4 веса самого тяжелого молотка.

Открытое Пифагором соотношение (правда, несколько уточненное) легло впоследствии в основу теории музыки.

На специальных приборах уже давно были исследованы простейшие аккорды (созвучия). Созвучие оказалось тем "чище", приятнее для слуха, чем более простой дробью выражается отношение чисел - колебаний в секунду - соответствующих высоте каждого звука.

Так, высокое "до" имеет вдвое больше колебаний в секунду, чем низкое: октава, как мы знаем, выражается всегда отношением 1/2. Отношение 2/3 дает квинту (соль-до), отношение 3/4 - кварту (фа-до).

Известно, что проблема гаммы на рояле связана с рациональными и иррациональными числами. Еще Пушкин писал в "Моцарте и Сальери":

 "...Проверил я алгеброй гармонию".

Современная электронная машина хотя и не обладает художественным вкусом, но базируется на математике и владеет "логикой", в какой-то мере восполняющей его.

Законы эстетики, пронизывающие поэтическое содержание искусства, не разработаны так четко, как законы математики. Их и невозможно заковать в строгие и точные формулы и дать математические критерии для выбора полноценного художественного произведения.

А раз так, то машина никогда не заменит творческий гений поэта, писателя, композитора.

Свое отношение к ней высказал и поэт Владимир Котов, с которым мы познакомили читателей в начале этой главы. Вот его ответ машине, "посмевшей" написать стихи:

 Электронный мозг,
 Электронное сердце,
 Электронное вдохновение -
 Сенсация! 
 Факт. 
 Никуда не деться!
 Сочинили
 Стихотворение. 
 -	Кто сочинил?.. 
 -	Да никто,
 а что!
 Не женщина 
 и не мужчина. 
 Дело 
 как раз, 
 понимаете, 
 в том,
 Что пишет 
 стихи 
 машина! 
 Допустим, 
 Нужен влюбленным стишок, 
 Лирический 
 и не менее, -
 Кнопку нажал, 
 перевел рычажок -
 И пожалуйста вам 
 сочинение!
 Гений не нужен,
 Не нужен талант,
 В грядущем излишни 
 непрочные
 Пушкин и Байрон, 
 Шиллер и Дант,
 Маяковский, 
 Есенин 
 и прочие...
 Уста электронные 
 мерно жуют 
 Слова 
 и подобие мысли.
 Вглядись 
 в эту мертвую 
 чешую,
 Гримасу 
 машинной жизни!
 Пустые, 
 чужие живой душе,
 Тычутся 
 в сердце горячее
 Из жести, 
 из папье-маше
 Строки ее 
 незрячие...
 Нетрудно мне спорить, 
 машина, 
 с тобой,
 С твоей механической новью,
 Мне, 
 человеку 
 с живою судьбой,
 С памятью, 
 песней, 
 мечтой 
 и борьбой, 
 С ненавистью 
 и любовью.
 Хвала человеку! 
 Возьми, оглянись -
 Сколько прошел он, 
 мечтая!
 За механизмом 
 творит 
 механизм,
 Себя самого удивляя!..
 Пожнет он 
 и снова растит семена, 
 А машину 
 за то 
 и ценит,
 Что его, 
 без конца заменяя, 
 она
 До конца 
 никогда 
 не заменит!
предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://informaticslib.ru/ 'Библиотека по информатике'
Рейтинг@Mail.ru