НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЮМОР   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  




предыдущая главасодержаниеследующая глава

И снова... компьютеры






 ЭВМ у каждого станка. Информация бежит вверх. 
 ВАРС, который знает все. Контроль - дело серьезное. 
 Управлять - значит предвидеть. Что такое "социальные параметры".
 

- Виктор Михайлович, с того дня, как первое издание этой книги легло на стол читателя, прошло много времени. А известно, что как сама наука кибернетика, так и ее технические средства быстро развиваются и многое из того, о чем вы раньше говорили как о задумках, сегодня уже стало реальностью. Поэтому в новое издание книги, наверное, необходимо внести какие-то дополнения.

- Вы правы, как кибернетика, так и вычислительная техника, автоматика претерпели за последние годы значительные изменения. Так что, действительно, стоит вернуться к тем проблемам, о которых говорилось раньше.

- Автоматизированная система управления "Львов" была одной из первых, созданных в нашей стране. Но это было только начало, и она получила, конечно, дальнейшее развитие. Не расскажете ли, что сделано вашим институтом в этом направлении?

- "Львов" был хорошей системой, но... для своего времени. Сегодня же требуется больше. Мы уже говорили, что представляет собой сегодня большое машиностроительное предприятие с десятками цехов, огромной номенклатурой выпускаемых изделий и сотней поставщиков. При немашинных методах управления человеку трудно, а подчас и невозможно на таком предприятии ежедневно составлять разумный суточный план. Электронные вычислительные машины же, при хорошо организованной системе программ, позволяют переходить на почасовое, даже поминутное планирование, а в случае необходимости и планирование отдельных производственных операций. Но для этого необходимо, чтобы с каждого технологического участка, от каждого рабочего места в вычислительный центр предприятия постоянно поступала производственная информация.

Как показывает практика последних лет, при создании такого информационного конвейера производительность предприятия резко повышается. Так, в прошлой пятилетке наш институт создал подобный информационный конвейер для гальванического цеха киевского завода "Арсенал". Производительность цеха сразу же увеличилась на 70 процентов. И это только за счет правильного регулирования потоков деталей, процессов обработки, которые стала рассчитывать ЭВМ.

Именно в решении задачи поминутного планирования скрыты главные резервы управления. Но при этом чрезвычайно важно, чтобы составленный с помощью компьютера план не срывался, чтобы осуществлялся постоянный контроль за его исполнением и при необходимости оперативно корректировался. Нужно оперативное управление, которое немыслимо без обратной связи. А для этого ЭВМ должны дойти своими связями до каждого рабочего места.

- Вероятно, чтобы такая связь существовала, необходимы специальные приборы, датчики?

- Конечно! Без специальной аппаратуры теперь не обойтись. В прошлую пятилетку она серийно не выпускалась. И о какой же обратной связи и оперативном управлении могла идти речь, если для этого не было приборов!

Понимая все это, наш институт решил заняться данной проблемой. Не так давно нами закончена разработка системы БАРС - быстрого автоматического распределителя сообщений, который как раз и решает упомянутые задачи.

Самым простым казалось протянуть кабели прямо от ЭВМ к каждому рабочему месту. Но тогда пришлось бы весь завод не просто опоясать, а прямо-таки оплести проводами. А практика показывает, что даже для сосредоточенного предприятия, не говоря о разбросанном на большой территории, расходы на такую связь намного превысили бы стоимость собственно вычислительной техники. Прекрасно понимая все это, мы пошли несколько иным путем.

Прежде всего БАРС мы сделали иерархической системой с несколькими уровнями. Внизу, то есть на рабочем месте, она имеет специально разработанное нами универсальное устройство. Стоит оно довольно дешево. Если выпускать его серийно, то цена не превысит нескольких десятков рублей.

Устройство это напоминает небольшой пульт с кнопками. Нажимая на них, рабочий сразу же дает сведения о том, что происходит на его рабочем месте. Он может сообщить, что у него не хватает деталей, необходимо заменить инструмент, может попросить увеличить или уменьшить темп работы и т. д. Вся эта информация по одной жиле кабеля передается не на ЭВМ, а на распределитель, чем-то похожий на коммутатор. Размещается он в цехе и объединяет группу рабочих мест.

Получив сообщение, распределитель присваивает ему номер рабочего места, с которого оно пришло, и указывает время поступления. И уже с этими добавлениями он отправляет сообщение на ЭВМ.

Такие устройства можно устанавливать и в складских помещениях. Вполне понятно, что там пульты будут выглядеть несколько иначе, чем в цехах. Но ведь и функции у них иные. Они формируют данные о поступлении того или иного материала от поставщика, о приходе и расходе его внутри предприятия, одновременно изготовляют необходимые документы и передают их в вычислительный центр. Так ведется оперативный учет всех материальных ценностей на заводе, причем учет мгновенный, как мы говорим, в истинном масштабе времени.

К нашей системе, кроме таких специальных устройств, можно подсоединять и всевозможные автоматические датчики. Скажем, у вас есть станок-автомат, который делает болты. Счетчик, регистрирующий количество выпущенной продукции, мгновенно передает результаты его работы наверх. Таким же образом можно направлять в вычислительный центр предприятия и показания счетчика движения конвейера, да и вообще любого другого автоматического и полуавтоматического оборудования.

Когда я говорю, что информация из распределителя идет наверх, то не имею в виду, что она сразу же поступает на ЭВМ. За распределителем стоит уже более сложный групповой пульт, отличающийся от распределителя тем, что в его работу может вмешиваться человек: мастер, начальник участка или начальник цеха. Они вносят, если это необходимо, соответствующие коррективы.

Сообщения, пройдя групповой пульт, попадают в мини-компьютер, который группирует их и производит так называемую актуализацию этих информационных массивов. Что это такое?

На любом современном предприятии есть основной плановый массив данных, в котором указаны все плановые показатели. В нем детально расписано, как должна на всех этапах вестись работа предприятия.

Однако как бы ни был хорош план, как бы ни были учтены в нем всевозможные варианты, реальная жизнь всегда вносит поправки и изменения. Эти изменения, отражающие мгновенное состояние производства, автоматически учитывает мини-компьютер и записывает их на магнитные ленты и диски.

К ним же может подключиться большая ЭВМ, стоящая в заводском вычислительном центре. Она в соответствии со своими задачами делает новую корректировку плана.

Может показаться, что на все эти операции над сигналом уходит слишком много времени. На самом деле сигналы между отдельными ступенями иерархической лестницы передаются за тысячные доли секунды.

- Все это хорошо. Но если понадобится не только проверить технические характеристики изделия но и оценить его внешний вид, кто и как это сделает?

- Одной из положительных черт нашей системы является то, что в ней есть датчик, годный практически для любых контрольных операций. Причем не только осуществляемых автоматически, но и для контроля, немыслимого без участия человека. Возьмите, скажем, мебель, телевизоры, магнитофоны и другие бытовые товары. Их внешний вид, говорят - товарный вид, - один из главных показателей качества. Но автоматических датчиков для такого контроля сейчас нет; контролер чаще всего определяет его просто на глаз, в соответствии со своим опытом и вкусом.

Естественно, что и такую информацию необходимо сразу же ввести в компьютер. С этой целью мы разработали специальное устройство, которое устанавливается на рабочем месте работника ОТК.

Наша система не только помогает управлять производством, но и осуществляет контроль. Мы можем проверять изделия как на конечной стадии, так и па каждой производственной операции или по окончании большой группы таких операций.

Все это - новая ступень в организации управления. Причем такого рода системы, как БАРС, позволяют органически объединить управление технологией с управлением производством в целом. Это очень важно хотя бы потому, что, если заниматься только управлением технологией и увеличивать производительность труда на каждом отдельном рабочем месте или производственном участке, но не согласовывать их показатели друг с другом, то вполне может оказаться, что все затраты были напрасными. То есть если какой-либо участок перевыполнит свой план, а следующие задержат переработку выпущенных сверхплановых деталей, то это ничего не даст.

- Не является ли система БАРС, Виктор Михайлович, приемлемой лишь для машиностроительных и приборостроительных предприятий?

- Задачи синхронизации производственных операций возникают не только там. Просто на машиностроительных и приборостроительных предприятиях они проявляются наиболее ярко. Однако это могут быть самые различные предприятия: мебельные, домостроительные, химические и прочие другие. Ведь на любом из них передача информации как снизу вверх, так и сверху вниз крайне необходима. Исследования, проведенные в прошлых пятилетках, показывают, что очень большие производственные потери в машиностроении, строительстве и многих других отраслях происходят как раз из-за того, что эти задачи или не решаются вовсе, или же решаются явно недостаточно. А именно здесь-то и скрываются огромные резервы в нашем народном хозяйстве.

Однако не надо думать, что сам БАРС может спасти от всех бед. Чтобы все производственные процессы были действительно синхронизированы, необходимы еще и программы, по которым большая ЭВМ могла бы обрабатывать информацию.


Такие программы мы тоже разработали. Я уже говорил о программах для гальванического цеха киевского завода "Арсенал". Но все дело в том, что, несмотря на большие различия между каждым из производств, управляющие программы для них мало отличаются друг от друга. И для работника любого управленческого аппа" рата сбор производственной информации является предметом постоянной заботы, отнимая много времени и энергии. БАРС практически может снять с него эту заботу, освободить время для собственно творческой работы.

Конечно, мне могут возразить, что гальванический цех "Арсенала" - это довольно компактное предприятие и решение там проблемы управления не представлялось слишком сложным. Но в том и вся сила БАРСа, что это довольно универсальная система, позволяющая автоматически собирать производственную информацию практически на всяком предприятии, выпускающем автомобили, станки, мебель, телевизоры и пр., и пр. Причем на производстве не только компактном, но и сильно разбросанном, даже сельскохозяйственном, так как любой участок этой системы можно подключить к дальней связи.

- Судя по тому, что конечных пультов на каждом предприятии должно быть довольно много, не станет ли эта система обходиться дороже тех многочисленных кабелей, о которых вы говорили в начале беседы?

- Если бы было так, то и разрабатывать ее не стоило бы. Ценным в БАРСе является как раз то, что он доступен любому предприятию. Как мы говорили раньше, кабель, который потребовался бы для создания системы связи старыми методами, обошелся бы дороже, чем весь вычислительный центр завода. А затраты на систему БАРС - это всего лишь добавка в 10-20 процентов к стоимости большой ЭВМ.

Я думаю еще, что внедрение системы БАРС будет способствовать сближению управления технологией с управлением экономикой. В этом, собственно, и состоит суть дальнейших успехов кибернетики и автоматизации в народном хозяйстве, на необходимость чего указывал XXV съезд КПСС.

Но стоит отметить также, что при решении задач синхронизации мы попутно решаем и задачи оптимизации производства. Дело в том, что на любом производстве существует, как правило, возможность устанавливать разные режимы работы оборудования, а нередко и разные технологические последовательности. Но учет всех вариантов режимов - задача, требующая очень сложных расчетов. И здесь как ЭВМ, так и система БАРС просто незаменимы. Без них практически невозможно правильно и оптимально управлять производством.

- Виктор Михайлович, вы говорили, что сегодня не только возможны, но и необходимы автоматизированные системы контроля и испытаний готовых изделий машиностроения. За прошедшее время как вашим, так и другими институтами велась работа в данном направлении. Не расскажете ли вы о таких системах несколько подробнее?

- Задачи автоматизированного контроля и испытаний готовых изделий машиностроения встали в последнее время в повестку дня довольно остро. Работа над такими системами началась в конце 60-х годов. Почему именно тогда? Причин было несколько. Во-первых, к тому времени сделала большой шаг вперед электронно-вычислительная техника, появились различные автоматизированные системы, что и позволяло создать специальную систему испытаний. Во-вторых, и это, наверное, самое важное, очень усложнились сами изделия машиностроения. Испытывать их старыми способами было если не невозможно, то уж, по крайней мере, нерационально с точки зрения затраченного времени.

Примером такого сложного объекта может служить хотя бы современный самолет. Сегодня пассажирский лайнер Ту-144 отличается от послевоенных самолетов Ли-2 и Ил-12, как последние от самолетов братьев Райт или Можайского.

Если и ранее в самолетах основным был сам корпус, то сегодня роль его неузнаваемо изменилась. Любому понятно, какие большие механические нагрузки испытывает он, когда самолет летит быстрее артиллерийского снаряда. Кроме того, при современных скоростях корпус самолета довольно сильно нагревается, испытывая тепловые нагрузки. Эти комбинированные нагрузки и делают задачу расчета корпуса самолета, испытания готового аппарата в полете и эксплуатации его в дальнейшем далеко не самой простой.

Кроме того, резко усложнились двигатели современных самолетов, появилось на борту большое количество различного рода систем, включая бортовые ЭВМ, сложное радионавигационное оборудование и многое другое. Все это надо проверять и испытывать, прежде чем выпустить машину на трассу.

- Но проверяет же состояние всех этих узлов летчик-испытатель, поднимая машину в пробный полет. Да и на земле ее исследуют довольно тщательно.

- Все это так, но сейчас автоматизировать процесс испытания самолетов просто необходимо. Для чего, собственно, надо проводить все эти испытания и как они делаются? Действительно, когда изготовлен опытный образец самолета, он проходит сложный наземный контроль, а потом летчик-испытатель производит его испытания в полете. Но человек может проконтролировать только небольшую часть тех многочисленных характеристик, которые необходимо измерить, ну, скажем, как летательный аппарат слушается рулей и еще кое-что в этом роде.

А какие при этом возникают нагрузки на фюзеляже, на крыльях, на хвостовом оперении - на это человек чаще всего не может ответить, А вполне возможно, что при некоторых виражах возникают такие нагрузки, что способны оторвать хвост машины или сломать ей крыло. Значит, необходимо мерить все нагрузки, возникающие в разных частях корпуса самолета.

Кроме того, нужно измерять различного рода вибрации, так как может оказаться, что обычные нагрузки находятся в пределах нормы, а вибрационные в какой-то комбинации могут опять же привести к разрушению машины или преждевременному старению материала. Конечно, каждый самолет испытывают и на земле, где измеряются многие из его прочностных характеристик. С вибрационными же нагрузками дело сложнее. Для их выяснения без полетов просто не обойтись.

Точно такие же проблемы возникают и в связи с двигателями самолетов и всей сложной аппаратурой, имеющейся в настоящее время на борту.

Вот, собственно говоря, в чем состоит смысл создания автоматизированной системы испытаний.

- Виктор Михайлович, в чем же состоит идея подобных систем?

- Идея таких систем состоит прежде всего в том, что полностью устраняются промежуточные носители информации, то есть все эти бумажные и фотографические ленты, бумажные диски, пленка, на которые раньше наносились данные. Теперь на борту испытываемого самолета устанавливается аппаратура, позволяющая записывать все эти данные прямо на магнитную ленту, которую свободно читает ЭВМ. Причем делает она это ш> истине с огромной скоростью, во много раз превышающей скорость чтения бумажных лент и без какой бы то пи было потери точности. Ведь промежуточного звена теперь нет!

- Сколько же наберется на борту испытываемого самолета магнитных лент, если каждый датчик или измерительный прибор будет иметь свою магнитную ленту?


- Если подходить к проблеме так, то магнитных лент наберется действительно великое множество. Однако система предусматривает на борту самолета свой мини-вычислительный центр - своеобразное логическое информационное устройство. Оно обеспечивает тот или иной режим съема информации. Ведь многие датчики выдают данные не непрерывно, а с определенной частотой. Ну, скажем, датчик курса можно запрашивать раз в пять секунд, так как само направление полета за такой промежуток времени резко измениться не может, А другие надо опрашивать каждую секунду или даже доли секунды.

Логическое устройство как раз и позволяет установить разные частоты опроса датчиков, концентрирует информацию, что дает возможность записывать все показания на одну ленту. Устройство это очень напоминает тот коммутатор, о котором мы упоминали, говоря о системе БАРС.

Как только самолет садится, соответствующие ленты доставляются в вычислительный центр. Их сразу же ставят на лентопротяжки компьютера, и он немедленно приступает к обработке полученных данных. При этом производятся разные, довольно сложные расчеты, связанные с прогнозированием, продолжением кривых, с изучением взаимных влияний, корреляции и многое другое. Всего, что требуется выяснить в том или ином случае, рассказать просто невозможно. Ведь в зависимости от назначения испытаний, да и назначения самого самолета, могут меняться и программы обработки.

Сейчас создание этого комплекса для испытания таких самолетов, как Ту-144, нашим институтом закончено. Он позволяет обработать результаты восьмичасового полета всего... за два часа, то есть со скоростью, в четыре раза больше, чем длился сам полет и чем летит сверхзвуковой самолет. Вся же операция занимает всего десять часов - восемь часов полета плюс два часа обработки данных.

Но оказалось, и этот процесс можно ускорить. Возможно, например, не записывать все показания датчиков на магнитофонную ленту с введением ее потом в ЭВМ, а выводить на телеметрию, и они будут поступать непосредственно в ЭВМ. Компьютер сможет сразу же обрабатывать эти данные, как мы говорим, в истинном масштабе времени, то есть практически без задержки.

Но такая система выгодна лишь для испытания, скажем, различных объектов, которые больше не вернутся на Землю и поэтому другим способом получить с них информацию невозможно. Это геофизические ракеты, производящие исследования атмосферы в разрезе, или космические корабли в полете. Но применительно к самолетам такой нужды нет. Ведь если самолет приземлится рядом с вычислительным центром, то задержка будет только на то время, которое потребуется на перенос ленты до компьютера.

Подход нашего института к созданию подобных систем заключался в том, что раньше они строились для каких-то строго специфических целей и объектов, мы же разработали систему для целого класса объектов определенной степени сложности. И если бы необходимо было давать ей официальное название, то обозначалась бы она как автоматизированная система испытаний сложных объектов (АСИСО).

Такой подход имеет много преимуществ. Прежде всего основная и наиболее трудоемкая часть работы - математическое обеспечение - в таком случае выполняется один раз. Конечно, математическое обеспечение, настроенное на определенную задачу, каждый раз при испытании нового объекта придется подправлять именно на него. Но ведь это только часть работы, причем не самая значительная. Она является как бы надстройкой.

Кроме того, мы разработали специальную систему автоматизации программирования, позволяющую очень быстро составлять программы, специфические для каждого конкретного объекта. Причем в этом случае можно пользоваться не только известными машинными языками типа ФОРТРАН, но и языками, прямо ориентированными на данный класс задач. Эти языки понятны и привычны не только для людей, издающих программы для ЭВМ, но и для специалистов, занимающихся испытаниями сложных объектов. Испытатели легко могут писать на них все необходимые им программы...

Вот как раз этим и отличается работа нашего института от всего, что было сделано в данном направлении прежде. И достигнутое, нами - это очень важный результат!

- Виктор Михайлович, давайте перейдем к следующей теме. В свое время не только ОГАС, но и другие автоматизированные системы были почти фантастикой. Сегодня многие из них стали реальностью. На большинстве предприятий во многих министерствах вводятся АСУ. Что дают они сегодня?

- Созданные уже сейчас автоматизированные системы позволяют, во-первых, прогнозировать научно-технические возможности как всего народного хозяйства, так и отдельных его звеньев; во-вторых, они помогают ставить и формулировать соответствующие этим возможностям цели, создавать электронные модели, помогающие выбрать наилучшие пути достижения этих целей; а также, в-третьих, строить модели как краткосрочного планирования, так и текущего управления.

У подобных моделей одно общее: этапу принятия решений на любом уровне реальной действительности - будь то постановка цели, выбор путей ее достижения или же конкретные управленческие задачи - всегда предшествует эксперимент, проведенный на этих моделях. Для экономики это имеет необычайно важное значение. Ведь прежде чем принять какое-то решение, мы обязательно должны знать, к чему оно в конце концов приведет.

К сожалению, бывает так, что из-за взаимосвязанности всех звеньев экономической цепочки улучшение того или иного звена, отдельного показателя может вызвать совершенно нежелательные последствия, предусмотреть которые, пользуясь старыми методами планирования, невозможно. Более того, иногда нам кажется, будто бы мы учли и подготовили решение, которое просто обязано улучшить необходимый параметр. Увы, потом выясняется, что через цепочку связей происходит замыкание уже каких-то отрицательных показателей, и вместо ожидаемого улучшения интересующий нас параметр, наоборот, ухудшается. Другими словами, кроме прямого влияния принятых нами мероприятий, есть еще и косвенное, вызываемое взаимосцепленностью всех параметров системы. И вполне может случиться, что последнее не только погасит прямое улучшающее влияние, на которое мы рассчитывали, но даже сделает его отрицательным.

Таких примеров можно привести много, и все они подтверждают, насколько важна роль моделирования процессов управления.

Прежде всего остановимся на долгосрочном планировании. Чтобы составить долгосрочный прогноз народного хозяйства в нынешних условиях, когда научно-технический прогресс небывало стремителен, нам необходимо совместно планировать как сам научно-технический прогресс, так и экономику.

А так как наука непрерывно развивается, постоянно должен корректироваться и экономический прогноз. Не менее важно и другое обстоятельство: прогнозирование ни в коем случае нельзя разрывать на отдельные звенья, как это нередко делается сейчас. Ведь все факторы науки и техники тесно взаимосвязаны. Оттого-то нам следует построить такую модель, в которой предусмотрено разделение проблем, встречающихся на пути достижения цели.

Предположим, перед учеными и конструкторами поставлена цель - создать ЭВМ, работающую со скоростью триллион операций в секунду. Сегодня мы еще не знаем, как сделать такую машину. Но, поставив задачу, мы можем мобилизовать группу талантливых ученых и конструкторов и задать им вопрос: чего в соседних разделах науки и техники не хватает для того, чтобы они могли взяться за ее решение? Эта группа сформулирует какие-то требования, причем разные специалисты выскажут и разные пожелания. Составленный перечень подобных "заявок" перепоручается специалистам в этих областях. Им надлежит сообщить, почему "заявки" сегодня не осуществляются, что необходимо решить в других отраслях, дабы можно было выполнить требуемые. В конце концов перед нами вырисуется общая картина взаимодействия самых разных научно-технических проблем. И задача, стоящая перед электронной промышленностью, может странным образом отозваться и на какой-либо иной области, от которой, скажем, зависит получение сырья для химических предприятий, изготавливающих новые материалы...

Подобная модель создания ЭВМ, во-первых, преодолевает порок узкой специализации - здесь каждый ученый хотя и прогнозирует в своей области знания, но трудятся они не разрозненно, а во взаимосвязи друг с другом; а во-вторых, обладает весьма положительным качеством - динамичностью. Ведь придется довольно часто вносить в подготовленный прогноз изменения, которые в силу взаимосвязей повлекут за собой исправления и в других местах. И, судя по всему, такое предстоит проделывать чуть ли не каждый день.

Правда, из-за огромного количества данных эта задача выше предела человеческих возможностей. Выход из положения видится мне только в одном - прогноз, то есть вся та огромная, проделанная специалистами работа, о которой я говорил, вместе с оценками времени, средств и ресурсов, должен постоянно храниться в памяти ЭВМ. И благодаря ее быстродействию необходимые изменения автоматически распространяются по всей модели. Короче, за считанные минуты она как бы переписывает весь прогноз заново.

Думаю, нам нужно всю научно-техническую мысль страны организовать в единый коллективный мозг, который выдавал бы начальную информацию, научно-технические идеи. Нужно иметь объединяющую машину, вобравшую в себя все мнения, и соответствующую диалоговую (разговорную) систему, с помощью которой можно будет задавать вопросы машине о том, что думает о данной проблеме не какой-то конкретный специалист, а вся совокупность ученых и инженеров страны, какие новые изобретательские возможности они открывают.

Из такого подхода рождаются сразу же и пути достижения определенной цели. Правда, ученые могут предложить и двадцать и тридцать таких путей. Понятно, никто не позволит финансировать все их, ибо просто не хватит средств. Потратив отпущенные ресурсы, мы можем ничего и не достигнуть, и такое познание обойдется весьма накладно. Значит, на предвидение надо тратить лишь часть ресурсов.

- Но ведь и выбирать предложенные пути слишком долго тоже нельзя. После какого-то момента поиск может оказаться вовсе бессмысленным.

- Чтобы разрешить это противоречие, разработана специальная методика, позволяющая постоянно нацеливать науку на решение самых главных проблем. Она позволяет выделить одно-два основных направления, по которым и следует вести поиск. Причем методика такова, что, хотя по мере удаления в будущее количество путей увеличивается, зато близ настоящего момента мы получаем практически однозначное решение. Другими словами, мы точно знаем, что надо делать сегодня.

То, о чем шла речь, вполне можно отнести и к плану. Предположим, мы составили план пятилетки на основе того прогноза, о котором упоминалось. Но поскольку сам прогноз динамичен, нельзя исключить вероятность, что уже после составления плана какого-либо ученого осенит мысль, способная перевернуть наше представление о привычных вещах и принести немалый экономический эффект. Не откладывать же воплощение столь революционной идеи на следующее пятилетие! А для этого должен быть динамичным и план, то есть необходимо, чтобы и он реагировал на различные изменения.

Задача эта необычайно трудна. В экономике, как и в науке, так же все взаимосвязано. И, пользуясь старыми методами, невозможно составить план, а потом, когда появится перспективное научное открытие, просто исправить какой-то его маленький раздел. Если бы мы поступили так, то потом оказалось бы, что какая-то стройка или конструкция не обеспечены материалами, инструментами и многим другим, так как задания на них не были предусмотрены.

Все методы, которые существовали до сих пор, часто требовали для коррекции плана столько же времени, сколько и для его составления. А необходимо иметь какой-то инструмент для того, чтобы при планировании развития экономики заранее знать, что произойдет и что потребуется изменить в ходе выполнения пятилетки. Короче, нужна динамичная модель плана, которая будет постоянно храниться в памяти ЭВМ и корректироваться.

За последнее время нам удалось разработать методику, с помощью которой можно очень быстро вносить коррективы в планы, и теперь плановик получил возможность уточнять план, вносить новые идеи. Пересчетом же всех взаимосвязей, предсказанием того, что получится через два или три года после внесения изменений в план, занимается сама машина, причем в масштабах всей страны.

Эта диалоговая модель, называемая диспланом, или диалоговой системой планирования, уже действует.

- Как вы уже говорили, в современных АСУ практикуются разные подходы к решению задач. К сожалению, иногда бывают случаи, когда на ЭВМ перекладывают традиционные методы планирования и управления, которые она затем и выполняет. О каких же диалоговых моделях можно говорить в таких системах?

- Я уже отмечал, что этот путь нами всегда отвергался - он, как правило, не дает ощутимых результатов. Гораздо серьезнее итоги у новых методов планирования, которые включают оптимизацию - вопросы наиболее рационального использования оборудования, рабочей силы и других ресурсов. Однако большая часть созданных у нас систем управления действительно строилась таким образом, что в них закладывались жесткие плановые модели. Увы, через какое-то время в план приходилось вносить поправки, и система управления терпела изменения. Такое латание плана нередко приводило к тому, что модель управления функционировала не только не лучшим образом, но и вообще оказывалась далекой от первоначального замысла.

И самыми оптимальными из наших систем были те, которые опирались на экономическую модель объекта, включающего в себя и отдельные свои звенья: цехи, участки и т. д. Заложив их в память компьютера, мы можем проигрывать на нем все плановые и управленческие задачи и смотреть, что же случится, если мы примем то или иное решение.

Во время работы над этими моделями оказалось, что создавать их сугубо математическими методами нельзя, поскольку приходится учитывать некоторые параметры чисто человеческого свойства. А это означает: мы должны либо вводить в модель комплекс так называемых эвристических ограничений или эвристических правил поведения, позаимствованных из правил поведения человека в системах управления, либо сделать ее диалоговой. В последнем случае часть работы по моделированию отводится системе, а часть - человеку. Такого рода модель позволяет не только правильно планировать, предвидеть последствия тех или иных решений, но и корректировать самую модель. Ведь со временем она должна изменяться: приходят другие люди, возникают какие-то неожиданные ситуации и т. д. Поскольку модель зафиксирована в памяти ЭВМ, при необходимости можно предварительно проиграть новое решение перед тем, как его принять.

Однако тут есть опасность впасть в две крайности. Одна из них - принимать волевое решение, ничего не изучая и не моделируя, не пытаясь предвидеть и полагаясь только на свою интуицию. Но плоха и другая крайность. Если мы, пока все не изучим, не станем принимать никаких решений, то и от этого не будет пользы.

Есть золотая середина, когда человек или коллегия людей должны заявить: довольно изучать, точность проведенных исследований нас уже удовлетворяет, и пора наконец-то принимать решение. Иначе говоря, волевой элемент и человеческая ответственность должны присутствовать в АСУ и никогда из нее не исключаться. Только этот волевой момент приобретает особый характер благодаря тому предвидению, которое дает соответствующее проигрывание на модели.

- Все то, о чем вы говорили, касалось моделирования научных и технических систем. А можно ли создавать модели социальных систем?

- Да, с помощью качественных параметров можно характеризовать и социальную систему, скажем, оценивая отношения людей - человека к коллективу, коллектива к человеку и, если угодно, двух личностей. Эти отношения могут быть хорошими, плохими, удовлетворительными...

Такого рода "социальные параметры" резко делятся на два класса. Первый объединяет те из них, которыми мы можем управлять сами. Во втором классе параметры, не подвластные прямому нашему влиянию, такие, как, например, отношение человека к труду, то есть параметры, управляемые нами косвенно, через посредство других параметров.

Все, что будет происходить дальше, будет напоминать уже знакомую нам картину. Составляется группа экспертов, оценивающих ситуацию, при которой тот или иной параметр может измениться, и помещают эту совокупность локальных суждений об элементах социальной системы в ЭВМ. Она и станет прогнозировать развитие системы при том или ином управлении. Ведь она опирается на знания десятков тысяч ученых и специалистов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://informaticslib.ru/ 'Библиотека по информатике'
Рейтинг@Mail.ru